Форумы

Известия 1988-1992

Вт мар 26 2019, 09:44
1988


29.02.1988г.

Проявить гражданскую зрелость и выдержку


Смысл ленинской национальной политики состоит в том, чтобы каждый человек, каждая нация могли свободно развиваться, чтобы каждый народ мог удовлетворять свои потребности во всех сферах общественно-политической жизни, в родном языке и культуре,— говорится в Обращении Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева к трудящимся, к народам Азербайджана и Армении в связи с событиями в Нагорном Карабахе и вокруг него. Надо дорожить и всемерно укреплять традиции дружбы между народами — эту мысль подчеркивают трудящиеся Азербайджанской и Армянской ССР в интервью корреспондентам ТАСС.

А. Аманов, буровой мастер Али-Байрамлинского управления буровых работ, Герой Социалистического труда (Азербайджанская ССР):
— Проходчики недр Ширвана глубоко обеспокоены событиями в Нагорном Карабахе. Призыв к разуму, к трезвой оценке создавшейся обстановки, прозвучавший в Обращении М. С. Горбачева к трудящимся, к народам Азербайджана и Армении, получил в нашем коллективе единодушное одобрение.
Плечом к плечу трудятся у нас азербайджанцы и армяне, русские и украинцы, представители многих других национальностей. Все мы живем и работаем единой братской семьей. Поровну делим заботы и радости, боремся с трудностями, стараемся активнее участвовать в революционных преобразованиях, происходящих в стране. И всем нам одинаково дорого наше величайшее завоевание — животворная дружба советских народов.
Настал час разума и трезвых решений. Сознательность, ответственность и благоразумие, свойственные советским людям, победят.
Г. Степанян, заслуженный учитель Армянской ССР:
— Немало пришлось повидать мне на своем веку тревожного и радостного, пережить горести и обиды. Но своим ученикам всегда старалась внушить оптимистическую уверенность, что в конце концов побеждает логика жизни, торжествует разум. Поэтому и сегодня хочу сказать нашей молодежи — не надо горячиться, ведь горячность плохой советчик при решении любых вопросов. Очень хорошо об этом сказано в Обращении М. С. Горбачева, в котором подчеркивается, что откровенное обсуждение различных идей и предложений надо вести спокойно, в рамках демократического процесса и законности. Спокойный, мудрый тон этого документа — урок нам всем.
У нас, советских людей, общая история, общая Родина, и быть достойными ее — дело каждого из нас.
Р. Погосова, секретарь парткома нефтеперерабатывающего завода имени А. Г. Караева (Азербайджанская ССР):
— Мне, армянке по национальности, горько было узнать о событиях в Нагорно-Карабахской автономной области. Это непонятно нашему коллективу, в котором бок о бок трудятся представители 18 национальностей. Для всех нас давно уже стали нормой отношения дружбы и товарищеской взаимопомощи, атмосфера интернационализма. И все мы крепко верим в нерушимость единства наших братских народов.
Наш рабочий район Баку носит имя славного сына армянского и азербайджанского народов С. Шаумяна. Здесь я выросла, получила путевку в большую жизнь. К труженикам самых разных национальностей, работающим в Шаумяновском районе, я привязана всей душой. Им я обязана тем, что сегодня являюсь депутатом Бакинского городского Совета. Интернациональна по составу и моя семья. Бабушка была грузинкой, сестра замужем за азербайджанцем, брат женат на русской. И живем мы дружно, почитая и уважая традиции каждой нации, воспитывая эти чувства и в наших детях.
Верно сказал в своем Обращении к трудящимся, к народам Азербайджана и Армении М. С. Горбачев, отметивший, что нам важно оценивать сегодня свои заботы с учетом развернувшихся в стране процессов революционного обновления. Сейчас всем нам нужно приложить максимум усилий, чтобы с честью выйти из сложившейся ситуации, отстоять в этом испытании наш советский образ жизни, нерушимую дружбу наших народов.
Л. Овсепян, мать троих детей (Армянская ССР):
— Счастье материнства — великая радость женщины. У меня — трое приемных детей. И хотя родились они за тысячи километров от Еревана — он стал их родным городом. Родным для моих малышей стал не только мой город, родным стал и язык моего народа. Когда я думаю о завтрашнем дне своей интернациональной семьи, мечтаю об одном —хочу, чтобы дети выросли и пронесли через всю жизнь любовь и уважение к каждой нации и народности. Поэтому так взволновали меня строки Обращения М. С. Горбачева к трудящимся, к народам Азербайджана и Армении: «Ни одна мать не согласится с тем, чтобы ее детям угрожали национальные распри взамен прочных уз дружбы, равенства, взаимопомощи — поистине великого обретения социализма».
Уверена: с благодарностью восприняли эти теплые, сердечные, пронизанные заботой о судьбах людей слова тысячи матерей в наших республиках. За будущее своих детей мы можем быть спокойны.
С. Алескеров, композитор, народный артист Азербайджанской ССР:
— С чувством глубокого волнения и душевной боли воспринимаю события в Нагорном Карабахе, откуда я родом. В моей родной Шуше, которая издавна называлась «консерваторией Востока», «колыбелью музыки», азербайджанцы и армяне всегда дышали одним воздухом искусства, питались одной духовной пищей. Науку братства, добрососедства каждый из нас усваивал с молоком матери, она у нас в крови. «Мы живем не по соседству, а друг в друге. Народы издавна брали друг у друга огонь для очага и хлеб насущный» — как точно, как образно сказал о нашем единении поэт Самед Вургун, слова которого привел в oбращении к трудящимся, к народам Азербайджана и Армении М. С. Горбачев. Я всем сердцем разделяю мысль Генерального секретаря ЦК КПСС о том, что подлинное братство и единение народов — вот наш путь. И никому не удастся свернуть нас с него.
Тема интернационализма — ведущая в моем творчестве. Любовь азербайджанского юноши и армянской девушки воспела опера «Багадур и Сона», о героях труда — людях разных национальностей, что бок о бок живут и трудятся в Азербайджане, написаны песни.
Сегодня, размышляя о событиях в Нагорном Карабахе и вокруг него, о том, как могло произойти все это, понимаю, что были допущены какие-то грубые просчеты, в том числе в идеологической работе, в интернациональном воспитании. Следует постоянно помнить, что понятия духовной, нравственной культуры непременно включают в себя интернационализм. Все это нам надо обязательно учесть, чтобы общими усилиями исправить сложившееся положение. Не раздоры, а единение, разум, общий труд для благоденствия всех граждан — вот чего ждут от нас народ и партия.
А. Межлумян, студентка Ереванского госуниверситета:
— С большим волнением слушала обращение М. С. Горбачева к трудящимся, к народам Азербайджана и Армении. Оно проникнуто заботой сберечь наше самое ценное достояние — дружбу советских народов.
На целую неделю был нарушен трудовой ритм республики, срывались занятия в вузах. Прошедшие в Ереване события — это урок молодежи. Они показали, что комсомолу следует коренным образом перестроить свою работу, а не увлекаться пустым повторением прописных истин, организацией разного рода дежурных мероприятий, приносящих мало пользы делу. Хотелось бы, чтобы и наши преподаватели обществоведческих дисциплин уделяли больше внимания разъяснению принципов ленинской национальной политики, правдивому подходу к проблемам межнациональных отношений, ведь среди демонстрантов было много учащихся и студентов. Не думаю, что все они до конца осознавали происходящее.


24.03.1988

Сообщение наших корреспондентов из Нагорного Карабаха

Случилось так, что в Нагорный Карабах мы, группа журналистов центральных газет, приехали, когда главные события в этой небольшой автономной области и ее центре Степанакерте, казалось, уже миновали. Отправляясь в эту командировку, мы не имели заранее заготовленной схемы, заведомых оценок или рецептов, мы ставили перед собой одну задачу: быть объективными, исключить любую односторонность или предвзятость. Впрочем, нет, было условие, оговоренное заранее,— осторожность! Ибо даже объективная, но резкая оценка стороннего человека может ранить и вызвать непредсказуемую реакцию.
Первое, что мы слышали почти от каждого, с кем довелось беседовать,— упрек в адрес прессы: почему так скупо говорите о здешних событиях? Скупо или односторонне.
— Что вам мешает говорить правду? — требовали ответа от нас.
В принципе ничего. Правда, если говорить коротко, состоит в том, что здесь, в областном центре, в течение двух февральских недель день и ночь проходили многолюдные митинги. Главный лозунг — передать НКАО (Нагорно-Карабахскую автономную область) из состава Азербайджанской ССР в состав соседней — Армянской ССР. Оснований приводилось множество: социально-экономических, этнических, культурно-исторических...
Аналогичные здешним, карабахским, только еще более многолюдные, митинги, проходили и в Ереване. Как там, так и здесь созданы специальные комитеты. В Ереване такой комитет назван «Карабах», здесь, в Степанакерте,— «Крунк», что значит «журавль» — символ тоски по родине.
Как там, так и здесь наряду с главным лозунгом — о статусе НКАО — выдвигались лозунги в поддержку перестройки, гласности, демократизации, дружбы народов.
На деле, однако, как перестройка, так и дружба двух соседних народов — армянского и азербайджанского — подверглись в эти дни серьезным испытаниям.
Начать с того, что в Азербайджане реакция на саму постановку вопроса о передаче НКАО соседям была иной, чем в Армении: мы что, не суверенная республика? А когда из Карабаха и ряда районов Армении в Азербайджан, поддавшись провокационным слухам, снялись и двинулись «искать спасения» группы азербайджанцев, возникла молва о некоей «армянской угрозе». А в Сумгаите события приняли такой оборот, что пришлось вводить войска. Сейчас порядок там наведен, как сообщила недавно Прокуратура СССР, выявляются виновные. Об этих трагических событиях еще предстоит рассказать.
Десятки убитых, много раненых, арестованных, беженцы-армяне, теперь уже из Сумгаита, бросившие дома, учебу, работу. Прибавим к этому общее потрясение населения обеих республик; прибавим, что до сих пор ряд предприятий никак не может войти в нормальный ритм работы. Такова правда.
И для нас, пишущих, сложность не в том, чтобы сказать ее, а в том, что она не всем по душе. В том, что одни и те же факты оцениваются в Ереване и в Баку по-разному; по-разному смотрят на них в Степанакерте и в соседних районах Азербайджана.
Одна из наших самых первых встреч в Степанакерте состоялась с большой группой партийных, советских работников, журналистов, преподавателей пединститута. То, чем они делились с нами — горячо, убежденно — о накопившихся в Нагорном Карабахе проблемах, можно назвать одним словом: «наболело».
Когда по дороге сюда мы спрашивали ответственных товарищей в Баку, в ЦК Компартии Азербайджана, откуда, на их взгляд, возник вопрос о смене статуса автономной области, нам объясняли, будто вопроса тут в принципе как такового нет. А если и есть, мол, то создан он кознями подрывных центров из-за рубежа, пытающихся разыграть национальную армянскую карту.
Спорить не станем — кое для кого за рубежом события вокруг Карабаха и впрямь подарок, позволяющий получать какое-то время пропагандистский навар. Но будем откровенны: разве в результате чьих-то происков в здешних нагорно-карабахских школах приходятся два учебника армянского языка на целый класс? Нет, это результат «дальновидности» некоторых республиканских органов. Из расписания здешних школ исключили историю армянского народа, донельзя затянули в принципе решенный вопрос о строительстве телеретранслятора, чтобы можно было в Нагорном Карабахе смотреть ереванские телепрограммы. Кто так придумал оформлять документы, что в депутатских мандатах, в паспортах здешних армян нет ни одной надписи по-армянски? Или это сделано в борьбе с проявлениями национализма?
Почему, спрашивали нас далее, приезд каждой гастрольной группы из Армении, находящейся отсюда, заметим, всего в нескольких километрах, надо каждый раз согласовывать с Баку? Почему даже медсестру в поликлинику здесь, в автономной области, нельзя принять, не имея санкции опять же из Баку? Приводимый ими перечень перекосов в экономике, социальной, других сферах казался бесконечным.
Нельзя не заметить: в названных проблемах много общего с проблемами любой глубинки — не только национальной. С одной стороны, в этом нам видится застарелая привычка центра выезжать за счет провинций, больше брать от нее, чем давать на развитие; с другой — права местных, областных органов весьма ограниченны. Такие отношения сами по себе давно устарели — надо дать местным Советам больше прав, больше реальной власти. На национальной же почве, как это обстоит в нашем, конкретном случае, ограничение прав не просто помеха развитию, а повод для обид. В этом нам видится основной реальный аспект здешней проблемы.
Жаль, конечно, что руководство области и республики все это допустило. Хуже того, даже сегодня нам пытаются представить дело так, будто НКАО живет лучше других в Азербайджане, что вопроса тут, как сказано, нет.
Процессы, упущенные руководством республики, области, постепенно находили своих толкователей, а там и режиссеров — вне партийных, советских органов. Хотя рядом с ними. На виду у них. В Нагорный Карабах зачастили гости из Еревана. Составлялись письма, собирались подписи, направлялись делегации в Москву, чтобы там добиться поддержки идеи — соединить НКАО с Арменией. Распространялись слухи, что Москва, мол, почти «за», надо только решительнее требовать.
И вот начиная с десятых чисел февраля процесс, долго набиравший силу, нашел выход — на площади перед обкомом партии. Число приходивших сюда росло. Сперва шли небольшими группами, затем целыми цехами, отделами, классами. Сменялись ораторы, лозунги, но главным было все то же: «Карабах».
И все же есть вопросы, которые там, на площади, не обсуждались. И нашим собеседникам, как мы поняли, эти вопросы не очень правились. Ну, скажем, такой: каковы конкретные плюсы, если НКАО все же перешла бы к Армении? Кто и как считал их? Учтено ли, чем это обернется для соседей, для их интересов, для страны вообще?
В ответ слышалось: как можно, мол, сводить все к каким-то счетам-расчетам, когда речь о святом деле!
Мы чувствуем, как легко ранить в этом вопросе наших собеседников. И все-таки разве новая обстановка в обществе не позволяет решить проблемы НКАО, в том числе восстановления связей с Арменией, и без радикального требования к соседям: «Подвиньтесь!»
— Мы за дружбу с ними,— старались убедить нас.
Верно, лозунги о дружбе провозглашались, притом постоянно, и там, на площади. Но вот вопрос: был ли на тех митингах хоть один азербайджанец? Выступал ли? Ведь в той же НКАО азербайджанцы составляют как-никак четверть населения. Пропорционально этому они представлены в областном Совете народных депутатов. Или широко митингуемый вопрос их не касается? Или безразлично им: переведут их вместе с домами, землей и скотом в соседнюю республику или здесь оставят?
Спросив об этом наших собеседников, мы услышали нечто странное:
— Ну а причем тут все это?
И, вообще почему мы ставим подобные вопросы? Не потому ли, что приехали сюда через Баку, где нас, конечно, успели, чувствуется по всему, настроить «в пользу азербайджанской стороны»!
Это требование собеседников, чтобы мы слушали только, их, верили только им, честно говоря, удручало и плохо вязалось как с их заверениями о дружбе с соседями, так и с нашим пониманием норм демократии, справедливости.
Нам доказывали, будто азербайджанцам достаточно лишь объяснить, что им от передачи НКАО в Армению хуже не будет. Именно так: не спросить, а объяснить. Но как азербайджанцы примут это объяснение? Не выдвинут ли в ответ свое, тоже веское? Как тогда быть?
В рассказах участников февральских событий нет еще одной детали. Немаловажной — как прошла сессия Нагорно-Карабахского областного Совета, которой добивались люди на площади. То есть рассказывают, сколь нелепыми были попытки сверху воспрепятствовать ей; как председатель исполкома облсовета «потерял» печать, так что результаты голосования остались «незаверенными», и потому теперь, пользуясь этим, кое-кто объявляет их незаконными. Все это так. Но вот, повторим, деталь, уходящая из рассказов: возмущенные самой постановкой вопроса, депутаты-азербайджанцы даже не стали голосовать.
— Ну и что? — горячатся наши собеседники.— Большинство все равно голосовало «за»!
Арифметикой на все вопросы не ответишь. Ведь есть еще орган, где, согласно Конституций СССР, должен рассматриваться вопрос,—Верховный Совет Азербайджана. Его не обойдешь, его прерогативы, как и прерогативы Верховного Совета Армянской ССР, Верховных Советов всех наших республик, определены Основным законом Советского Союза. В его лице надо уважать Закон и демократию. Но в ответ от наших армянских товарищей мы слышим нечто совсем уж странное:
— Тогда мы положим партбилеты! — заявляет член «Крунка» А. Лачичан, подполковник в отставке.
Естественный вопрос: что будет тем, кто захочет остаться с партбилетом? Но как раз естественные вопросы вызывают неестественную реакцию.
— Таких не будет!
Вот так демократия — все известно заранее!
— Партизанская война начнется! — предвещает другой активист «Крунка» Г. Григорян, доцент Степанакертского пединститута.
Против кого?
— Не будет Карабаха — не надо нам никакой перестройки,— вторит им из Еревана С. Ханзадян. Писатель. Герой Труда.
И после всего этого протестуют против слова «экстремизм», употребленного в средствах массовой информации применительно к ним, требуют в знак протеста бойкотировать прессу, объявляют ТАСС и Гостелерадио «преступными организациями», как это делал лидер «Карабаха» И. Мурадян, призывавший к новым забастовкам. Но, позвольте, что же тогда не экстремизм?
Надо сказать и вот о чем, официально общество «Крунк» не ставит политических целей. Оно провозгласило задачи, так сказать, исследовательско-просветительскйе: изучение истории края, его связей с Арменией, восстановление памятников старины. Но на деле его лидеры, ратуя от имени народа, пытаются диктовать волю партийным, советским, хозяйственным органам области, считая, очевидно, будто там, на площади, им дан «мандат» на любые действия. Иные из них так увлекаются, что само слово «Карабах» выпадает из их выступлений, уступая требованиям «задвижения» одних руководителей и выдвижения вместо них других.
Не может не беспокоить и вот что. Митингуя, город две недели не работал. Спад в работе предприятий вызвал длинную цепь сбоев у смежников по всей стране.
Что общего во всем этом с перестройкой, с ее целями? Кому выгодно, чтобы известные и во многом общие проблемы двух соседних республик Закавказья враз как бы исчезли, свелись к одной—территориальной? Спорной. Тупиковой. Кому это на руку?
Мы рассказали только о некоторых из «узлов», затянувшихся в этом регионе. Сегодня они общеизвестны. И, кажется, все мы понимаем: для того чтобы их развязать, нужно время и общие усилия. Нужны терпение и терпимость. Мудрость и взвешенность — каждого шага, каждого слова. Об этом говорили нам люди разных возрастов, профессий, национальностей — в Ереване, Сумгаите и Степанакерте — при всех пристрастиях, различиях во взглядах и оценках. Сегодня вся страна смотрит сюда, ждет и надеется, что утихнут эмоции и верх возьмет благоразумие, отражающее весь опыт нашего многонационального народа. Мы уверены, что так и будет.
Читатель вправе спросить: а что конкретно предполагается сделать для решения накопившихся проблем? Материал об этом — в одном из ближайших номеров газеты.
С. ДАРДЫКИН,
Р. ЛЫНЕВ.
Вт мар 26 2019, 09:45
22.03.1988г.

Не было готовых образцов в развитии национaльных отношений — об этом размышляют историки Л. ДРОБИЖЕВА и Ю. ПОЛЯКОВ

Среди главных ценностей нашего общества мы законно называем дружбу народов СССР, сплав ста больших и малых наций. Но знаем мы и то, что национальные процессы сложны и небеспроблемны.
Чем же ценен опыт национальных отношений в Советском государстве? Чему учит? Какие новые проблемы выдвигает? Об этом шла речь в беседе с доктором исторических наук, заместителем директора Института этнографии АН СССР Леокадией Михайловной ДРОБИЖЕВОЙ и членом-корреспондентом АН СССР, председателем Научного совета Академии наук СССР по исторической географии и исторической демографии Юрием Александровичем ПОЛЯКОВЫМ.

— Видимо, задача сейчас в том, чтобы точно, научно разобраться, что сложного в национальном вопросе, где корни сложности. Дружба наших народов никуда не исчезла, она действительно есть, она рождена в повседневном общении, труде, борьбе. Но вот огорчительные события последнего времени — из тех, о которых мы, казалось, забыли...
Ю. ПОЛЯКОВ. Там, где развитие, будут и противоречия. Важно, что даже самые запутанные из них разрешимы. В наследство нам досталось немало межнациональных «узелков». После революции значительную их часть мы распутали. Создание национальных республик и областей стало — не боюсь преувеличить — делом огромной важности. За 6 — 7 лет — и каких лет, военных, голодных! — большинство нынешних республик и областей было образовано. У нас не было готовых образцов. Большинство народов, создававших свои республики, никогда ранее не имели государственности. Какой тут принцип избрать? Горская АССР, к примеру, сначала вобрала в себя ряд народов Северного Кавказа. Вскоре стало ясно, что объединение многих национальностей в одной республике нецелесообразно. Вместо одной республики возникло несколько автономий.
— Однако остался Дагестан, в котором более десяти наций и народностей...
— Это другой опыт, тоже интересный. В Дагестане многонациональная общность такова, что автономия отдельных народов практически невозможна. А национальное размежевание в Средней Азии — тоже уникальный опыт! Посмотрите на карту: как извилисты в ряде случаев границы республик. Но это — отражение столь же «извилистого», чересполосного расселения.
— Ленин писал: сотни тысяч людей перебрасываются из одного конца России в другой, национальный состав населения перемешивается, обособленность и национальная заскорузлость должны отпасть...
— У нас и сейчас, например, из общего числа армян в СССР в Армении проживает 66 процентов (перепись 1979 года), 11,5 процента их живет в Азербайджане, почти 11 — в Грузии, около 9 процентов —в Российской Федерации. Таджиков за пределами республики живет 20 с лишним процентов. Из татар в самой Татарии проживает всего лишь 26 процентов... Но, видимо, процесс ликвидации «обособленности и заскорузлости» более длителен, чем мы предполагали.
Если говорить об историческом опыте, то очень важен этап, когда национальные республики пришли к единству, заявив о своей заинтересованности жить одной семьей. Объединение произошло добровольно, на ленинском принципе самоопределения вплоть до отделения. Причем «вплоть до» он подчеркивал особо, считая, что отделение не обязательно, но право на отделение — обязательно.
— Юрий Александрович, этот краткий экскурс в историю убедил нас в том, что при национально-государственном строительстве, проводившемся впервые, учитывались вопросы, на которые издревле внимания не обращалось. А мы стали в них по-настоящему вникать. Вместе с тем все ли было сделано, как задумывалось, как виделось? Не сказывается ли кое-что на наших днях? Например, проводилась, как тогда говорили, коренизация аппарата. Как на нее посмотреть сегодня?
— Там, где она проводилась естественным путем (то есть дети коренной национальности кончали школы, получали образование), это было полезно и хорошо. А когда спускали норму: иметь в таких-то учреждениях такой-то процент коренных национальностей, это нанесло вред. Желая сделать что-то быстрее, мы иногда делали хуже, ведь наскоро испеченный специалист — это плохой специалист, наскоро испеченный интеллигент — это просто не интеллигент.
— Но поставим вопрос так: если бы процесс создания национальных кадров во всех отраслях не направлялся, хотя бы и с помощью планирования, мы растянули бы его надолго...
Л. ДРОБИЖЕВА. Поощрение для тех, у кого дела с образованием обстояли труднее,— это разумно. Чтобы новая власть могла укрепиться, должны быть руководители, которые знали бы местные условия, чувствовали настроения, владели национальным языком. Необходимы были также учителя, врачи, которые знали бы язык местного населения. Однако собственных кадров на местах не хватало. Важно, что люди, приезжавшие тогда на так называемые окраины, стремились изучить язык, историю, культуру нового «дома». Это считалось хорошим тоном.
— Вспомним знаменитый «поезд Ленина», основавший Ташкентский университет.
— Это очень серьезно в связи с проблемой, которую ученые называют адаптацией мигрантов. К примеру, у Эстонии была потребность в усилении разработки природных ресурсов и обеспечении рабочей силой ряда отраслей хозяйства. К каким социальным последствиям это ведет? Готовы ли мы здесь к плюрализму мнений? Одна часть наших эстонских коллег считает, что следует остановить приток специалистов извне, ибо это сокращает долю эстонского населения, и, что особенно тревожит, в отраслях материального производства. Другая часть специалистов полагает, что в интересах развития республики останавливать этот приток нельзя. Значит, нужна открытая дискуссия без опаски — и в самой Эстонии, и среди специалистов, которые занимаются этими проблемами за ее пределами. Ведь этот вопрос, как и любой другой, касается всей страны.
Ю. П. Существуют две выраженные точки зрения и на национальные школы. Почему, например, сокращается число белорусских школ? Обычно отвечают: сократилось число учеников. Нет учеников, нет и школ. Другие говорят: чтобы люди учились на белорусском, нужны школы — ученики появятся. Что же впереди: школы или ученики?
— Подойдем к вопросу иначе, сделав особый упор на конкретные условия: одна киргизская школа в столице Киргизии — наверное, ненормальное явление. В самом деле, где изучать киргизский язык?
— Я учился в Узбекистане в русской школе, и там мы обязательно учили узбекский язык. Учить язык республики — на мой взгляд, долг всех граждан любой национальности, в ней проживающих.
— С этим все согласны. Речь идет о национальных школах. Если изучение белорусского языка оставить только в русской школе, то скоро знать белорусский будут единицы...
Л. Д. И все же: есть демократический принцип волеизъявления людей. Такой вопрос требует не эмоций, а по меньшей мере опроса общественного мнения, выяснения всех сторон проблемы.
Ю. П. Вы правы, Леокадия Михайловна, добровольность обязательна. Но нужно искать решения. Могут быть, к примеру, школы с параллельными классами на разных языках? Изучать язык данной республики необходимо, здесь нет проблем, кроме одной — нужны хорошие учителя и хорошее обучение.
Я думаю, что в таких вопросах нужно не обращаться к государству, чтобы оно приняло принудительные меры, а последовательно, научно, разумно искать формы улучшения дела.
— Но товарищи из республик говорят: дело не только в обучении детей на родном языке. Сокращение обучения на нем тормозит развитие языка, он становится беднее, в него перестают входить понятия и термины, рождаемые жизнью, наукой, техникой. Язык чахнет, на нем не только меньше говорят, но и меньше пишут.
Л. Д. Опять же: на каком языке писать — дело сугубо личное. Олесь Гончар пишет по-украински, а, к примеру, Фазиль Искандер по-русски,— чему это мешает?..
— Развитие национальных языков и национальных культур у нас — забота государственная, не забудем это.
Ю. П. Мы констатируем наличие проблемы. Наскоком ее не решить. Как и другие проблемы, которые могут когда-то где-то вспыхнуть. Эта конкретная проблема сейчас тлеет, ее подметили писатели, социологи, историки. Пока она не превратилась в трудноразрешимую, надо искать наилучшие варианты.
Л. Д. Нужно при этом учитывать и исторический опыт. Борьба за любые национально-культурные символы, например, язык, всегда отражала социальные интересы определенных групп. В наше время, мне кажется, важнее видеть не только свои национальные интересы, но и общие для страны. Иначе вместо акцента на социально-экономическое ускорение мы перенесем центр в решении национальных проблем лишь на выяснение языковых или культурно-исторических вопросов. Они важны, это несомненно, нельзя уходить от их решения, но еще более важно, чтобы внешне проявленные национальные факторы (например, языковые, территориальные) не затмили решения экономических и общесоциальных проблем нашего общества.
— Среди явлений национальной жизни есть аспект, связанный непосредственно с национальными особенностями поведения. Это новая для нас пока область знания, между тем она дает очень нужные в наш век сведения о взаимоотношениях наций, их, так сказать, совместном бытии.
— Да, мы плохо изучали жизненные ценности людей, их ориентации, интересы, — все то, что относится к этнической психологии. Можно в краткие сроки поднять уровень образования народов, но так же быстро переделать человеческую психику нельзя. Однако изучать ее и использовать результаты изучения пора, давно пора.
Ю. П. Это имеет и как бы прикладное значение. Японцы, к примеру, точно установили, какие производственные навыки особенно характерны для японцев вообще и для жителей определенных районов, в частности. А можем ли мы научно обосновать что-либо подобное? Это не значит, что предстоит ограничить участие тех или иных народов в той или иной деятельности, но разве помешает знать предпочтения людей, их навыки, традиции? Ведь они разные, и от этого мы никуда не уйдем. Значит, надо использовать все традиционные формы, которые есть у разных народов, для стимулирования общих достижений.
— За многими темами мы как-то упустили единый народнохозяйственный комплекс...
Л. Д. Повышение эффективности вклада каждой республики в этот комплекс и разделение труда на ближайшую перспективу будет, может быть, одним из самых острых вопросов межнациональных отношений. Отражение этой остроты — предложение эстонских ученых о доведении хозрасчета до уровня республики. Как? Перевести на хозрасчет целую республику? Сначала кое-кому это показалось верхом обособленности. Но не станем торопиться с ярлыками, речь ведь идет об эффективности вложений и о развитии межнациональных отношений в сфере экономики на основе взаимовыгодного интереса, повышении чувства социальной ответственности у целого народа.
Ю. П. В каждой республике есть и свои экономические «головоломки». Скажем, в Узбекистане — избыток трудовых ресурсов. Как решить эту проблему? В рамках республики? Или в рамках государства в целом? Вывозить трудовые ресурсы? Но попытки подобных механических перемещений не всегда оказывались удачными. Когда это были строительные отряды (например, на БАМе), становившиеся частью многонациональных образований, дело еще шло.
Л. Д. Но вот переселение в Нечерноземье пока не дало ожидаемого эффекта: сколько приехало узбеков, почти столько же и уехало. Вообще регулирование миграционных потоков — тонкий вопрос. Мы долгое время думали, что если русский язык будет распространен в «трудоизбыточных» районах, то отток из республик можно увеличить, Но большинство кабардинцев, чеченцев, ингушей, балкарцев практически знают русский язык как свои родной, и тем не менее их представители, получив образование в других районах, едут домой, на землю предков, и это понятно: такова традиция.
Ю. П. Важно, чтобы национальные традиции сочетались с традициями интернациональными. Они рождены жизнью, не навязаны, не выдуманы и потому стали могучей силой, и это не слова — это реальность.
— Коротко: в чем интернационализм проявляется сегодня?
— В телепередачах, в письмах из Нагорного Карабаха армяне и азербайджанцы, объясняя свою горечь в связи с происходящими там событиями, подчеркивают, что они всегда жили и трудились вместе. Это основа, это то, что цементирует нашу жизнь. Любая братская республика многонациональна, на большинстве предприятий работают люди разных национальностей.
Л. Д. Мы чаще говорим о проявлениях интернационализма в больших делах. Их каждый из нас назовет много. Но интернационализм проявляется не только во взаимоотношениях республик и народов в целом, он и в повседневном поведении людей. Это и убеждение в том, что мой народ не выше другого народа, а такой же, как и другой народ, что он, как и мой народ, столь же способен к социальным и культурным достижениям. Это и представление о том, что культуры разных народов не могут развиваться в изоляции, не испытывая воздействия современного художественного прогресса. Наконец, это готовность к контактам с людьми другой национальности в быту, умение видеть и чувствовать интересы своего народа и осознавать интересы соседей, других народов, а главное — наши общие социальные заботы. Долгое время решение назревших национальных проблем мы откладывали. Сейчас это просто невозможно. Иногда это проблемы между народами-соседями, в других случаях это необходимость удовлетворения социальных, культурных, бытовых потребностей национальностей, живущих в среде основной коренной нации республики. Часть забот нам досталась из-за отступлений от ленинской национальной политики, многие же порождены деформациями в экономической, нравственной сфере в годы застоя. Вот почему мы так ожидаем Пленума ЦК КПСС, посвященного национальным отношениям.
Ю. П. Мы говорим сейчас о политических правах некоренных национальностей, их представительстве в Советах, органах управления каждой республики...
Л. Д. Но рядом с этим — и вопрос об удовлетворении их культурных, социальных и бытовых интересов, в выражении этих потребностей нам не надо видеть чего-то плохого. Скажем, татары в Москве начали справлять сабантуй. Люди слушали татарские песни, танцевали, общались на родном языке; кстати, сабантуй собрал и много русских. Пусть будут национальные театры, газеты, кафе, национальные праздники, они вызовут интерес у людей других национальностей: почему не посмотреть, не попробовать?
Ю. П. Интернациональный быт должен стать по-настоящему предметом науки. Мы больше интересуемся нациями в отдельности, чем изучаем их комплексно. Вообще если говорить о науке, то мы большие мастера замалчивать трудности в национальных вопросах. Вот Северный Кавказ, высылка целых народов, их возвращение. Чеченцы, ингуши, балкарцы, карачаевцы от мала до велика знают, что с ними происходило с 1944 по 1956 год. И когда историки об этом молчали, какое может быть уважение к истории? Приступая к написанию истории Северного Кавказа, сотрудники Института истории СССР столкнулись с прямыми возражениями некоторых местных партийных и научных работников. Наш аспирант десять лет назад завершил диссертацию о восстановлении Чечено-Ингушской автономии, а защитил ее только в декабре прошлого года. Аргументы возразителей были странные: если, мол, говорить о восстановлении, нельзя не сказать о ликвидации, а это значит ворошить прошлое. Но как же его не ворошить? Пусть люди узнают правду, а не слушают россказни...
— Но, быть может, кое-кто не хотел, чтобы всплыли и факты отдельных предательств?
Л. Д. Правду надо говорить всю. И здесь важно выявить не только причины волюнтаристских решений, но и то, как они повлияли на судьбу народа. Например, рабочих у чеченцев и ингушей в процентном отношении стало больше, потому что, переселившись, они были оторваны от сельскохозяйственного труда. Но проявились «провалы» в формировании интеллигенции, особенно производственной и научной. Это сказывается до сих пор, хотя им и предоставлялись льготные условия в вузах и аспирантуре. А какой след оставили необоснованные репрессии в психологии сотен тысяч людей разных поколений, старших и тех, кто вырос в условиях переселения, а потом возвратился на родную землю? Есть ли обида? Как строятся отношения с людьми, которые были поселены там после войны? Это нужно изучить основательно, чтобы преодолеть до конца. Национальные чувства сейчас проявляются очень активно. Некоторые этого боятся. Считают даже, что... не надо дальше развивать демократию. Но именно в новых условиях важно привыкнуть к разнообразию мнений, проявлению национальных чувств. Надо только вести споры, не теряя человеческого достоинства, с уважением к национальным чувствам друг друга.
В периоды крутых исторических поворотов, учил В. И. Ленин, важно, не забывая о внимательности и чуткости к национальным интересам, сосредоточиваться на решении главных задач революции. И сегодня, когда мы заняты демократизацией общества, утверждением новых экономических отношений, нам должны не мешать, а помогать наши национальные патриотические чувства. Иначе будет тормозиться решение главных радикальных преобразований, которые несет перестройка. А их надо ставить всегда на первое место.
Ю. П. Будем справедливы: мы немало постарались для пропаганды интернационализма. Вечера дружбы, лекции, беседы, встречи с ветеранами — значения их я не стал бы умалять. Но интернационалистские традиции совместного труда, сложившиеся, например, в Минске, Баку, Донбассе, на Урале,— это не только темы для пропагандистской работы, это — концентрированный опыт, настоятельно требующий анализа, дабы хорошо использовать, а издержек избежать. Но именно анализа у нас и недостаточно.
Л. Д. До сих пор вся национальная политика у нас была направлена на достижение фактического равенства наций. К нашему времени принципиальные шаги на этом пути сделаны. Контактируют практически равноправные, социально-культурно развитые народы. Но решив, что это — вершина всех трудов, мы затем обнаружили, что находимся в состоянии существенной психологической перестройки. Пример: русские ранее всегда выступали в роли помогающих. Сегодня надо понимать, что они живут и трудятся на равных с народами, уже имеющими и свой рабочий класс, и интеллигенцию, осознающими, что и они достигли больших успехов. Значит, психологическая перестройка должна произойти и у тех, кому помогали (они должны понять, что больше не могут рассчитывать на прежнюю «массу» помощи), и, разумеется, у тех, кто помогал (они увидели рядом равных партнеров). Сложность в том, что перестройка психологии будет происходить довольно долго. С другой стороны, когда контактируют народы с равным социокультурным статусом, создается конкурсная ситуация, то есть, чтобы занять ту или иную должность, значение имеют только деловые качества. Но далеко не каждый человек к этому готов, итоги такого «конкурса знаний и способностей» еще надо осознать и принять. А в многонациональной среде бывает, любая неудовлетворенность переносится на национальную почву.
В начавшейся перестройке очень важно, как действуют другие факторы, влияющие на национальные отношения. Например, закон, бытование культурных традиций, интересы конкретных народов. У нас ситуация благоприятная в том отношении, что государство, закон, вся идеология направлены на укрепление дружбы между народами. Не случайно весь наш народ в целом переживал события в Казахстане, в Якутии, все мы переживаем сейчас то, что происходит в Азербайджане и Армении.
Ю. П. Кстати, эти же события наряду с негативными выбросами показали и прочность интернационалистских устоев в массах. Мы теперь знаем, что можно неформально опираться на интернационалистское сознание большинства. Сейчас мы должны быть готовыми к сложностям, к открытым дискуссиям по национальным проблемам. А для этого надо уметь спорить и убеждать.
— Почему, на ваш взгляд, произошли эксцессы в Алма-Ате и в Сумгаите?
Ю. П. Напряженностью национальных чувств воспользовались антисоциальные, экстремистские элементы. Это привело к насилию, преступлениям. А преступление должно караться, и неотвратимо.
Но откуда взялась напряженность, например, в Карабахе? Она кроется и в отдаленных отзвуках розни, разжигавшейся здесь националистами в тяжелейшие времена интервенции и гражданской войны, и в наших нынешних недоработках по части социально-экономического и культурного развития автономной области. Именно в таких условиях и появляется почва для скоропалительных, односторонних требований, выражающихся подчас в обостренных формах. Не сбрасывайте со счетов и попытки использовать процесс деморатизации в узкоэгоистических интересах. А результат — беспорядки, вспышка насилия, которое ничем нельзя оправдать, экономический ущерб от того, что людям мешают нормально работать.
Теперь многое понадобится для оздоровления обстановки в Карабахе. И, думаю, в первую очередь — хорошо продуманные меры по ускорению социального развития региона, которые бы удовлетворили не отдельные группы, а все его население.
Л. Д. Я тоже думаю, что судить о причинах событий здесь поможет изучение всех фактов. Одна из причин — демократические традиции далеко не в одинаковой мере и форме развиты у отдельных народов. Это накладывает отпечаток и на поведение сегодня, особенно проявляясь в критических ситуациях. Многим демократическим формам волеизъявлений мы только учимся. Ясно, однако, что в оздоровлении обстановки в Карабахе значительную роль могут и должны сыграть гласность, спокойные дискуссии и трезвые решения. Никакие вопросы невозможно решить без широкого обсуждения, без того, чтобы привести в действие все рычаги демократии и гласности,— трудовые коллективы, местные Советы, общественные организации. Главное, чтобы найденные меры обеспечивали реальные возможности для социального и культурного развития местного населения и, в конечном итоге, не противоречили интересам других наций. Тут многое возможно, в частности и совместные формы работы органов управления двух республик. Их конституции этого не отвергают, а что нам мешает совершенствовать конституционную практику?..
Мы обсудили лишь небольшой круг вопросов, но и по нему видно, сколь многогранна затронутая проблема и какого такта, долготерпения, серьезного анализа требует она для своего решения. Жизнь напоминает: национальные процессы находятся в развитии, это важно понять, чтобы смотреть вперед с оптимизмом и уверенностью в успехе.

Беседу вел
Георгий Меликянц.
Вт мар 26 2019, 10:07
25.03.1988г.

Нагорный Карабах: программа развития

С тревогой и надеждой следят сегодня советские люди за событиями вокруг Нагорного Карабаха. С тревогой —- потому что эмоции в конфликте, к сожалению, все еще берут верх над разумом. Что всегда опасно. С надеждой — потому что есть все возможности разрешить конфликт с учетом интересов обоих народов — армянского и азербайджанского, интересов всей страны.
Поиском путей в этом направлении занят Центральный Комитет партии, правительство страны. Недавно в Нагорно-Карабахскую автономную область выезжала группа ответственных работников Совета Министров СССР, Госплана СССР, руководителей ряда министерств и ведомств, в составе которой был первый заместитель Председателя Бюро Совета Министров СССР по социальному развитию В. П. Лахтин. Сегодня он отвечает на вопросы корреспондента «Известий»:

— Владимир Петрович, вы были в Нагорном Карабахе через несколько дней после нас, группы корреспондентов центральных газет. Мы, журналисты, уже успели поделиться некоторыми своими наблюдениями с читателями. А каково ваше впечатление о ситуации в НКАО и вокруг нее?
— Если говорить самое главное, то обстановка, на мой взгляд, остается напряженной. И это самая большая помеха на пути к трезвому изучению проблемы и ее решению к общему благу.
— То есть помеха и в той миссии, с которой вы были там, в Нагорном Карабахе? А в чем конкретно она состояла?
— Мы изучали обстановку с тем, чтобы помочь разработать программу экономического и социального развития НКАО, повышения уровня жизни ее населения. Иначе говоря, программу, рассчитанную на удовлетворение интересов и требований трудящихся области, выдвинутых в ходе развернувшейся там кампании за изменение статуса НКАО.
— Разговор о том способны ли перемены в статусе привести к желаемым переменам в жизни, — он особый. Я же хотел спросить вас вот о чем. Газета «Бакинский рабочий» недавно напечатала большой материал «Круглого стола», в котором приняли участие многие ученые. Мысль публикации — показать, что НКАО является одним из самых благополучных районов республики. Не страдают ли, по вашему мнению, подобные выводы односторонностью?
— В основе этих выводов— точные данные. По обеспеченности, скажем, жильем НКАО в 1,4 раза опережает средние показатели в остальном Азербайджане. Есть и другие показатели, по которым в области положение лучше, чем в обоих союзных республиках.
— Тогда зачем дополнительно понадобилась программа социально-экономического развития, ради которой вы ездили на место? Чтобы создать еще больше преимуществ?
— Тут надо учесть два обстоятельства. Первое: наряду с отмеченными выше достижениями в социальной сфере в области имеется и ряд упущений. Значительны трудности с водоснабжением. Хуже, чем в среднем по республике, развита сеть дорог с твердым покрытием. Отстает сфера культуры. Больше девяти лет строится, например, Дворец спорта в Степанакерте. Областной центр, а Дворца пионеров до сих пор нет. Или взять крупнейшее предприятие области — шелковый комбинат в Степанакерте, на котором мне удалось побывать. Он создает впечатление бесхозного. Местные товарищи нам много говорили об исключительном порядке царившем в городе во время круглосуточных демонстраций. О том, что даже питание для их участников было великолепно организовано. А вот с питанием на комбинате для работающих дела из рук вон плохи. И это лишь один пример невнимания к человеческим нуждам.
Второе обстоятельство состоит в том, что если упущения надо исправлять, то имеющиеся преимущества развивать, а не останавливаться на достигнутом. Поэтому в программе развития НКАО предусматривается увеличить в следующей пятилетке ввод жилья в области в 1,4 раза. В результате к 2000 году каждая семья здесь будет иметь отдельную квартиру или индивидуальный дом. Обеспеченность жильем достигнет в области двадцати квадратных метров на одного жителя, что выше, чем по стране в целом, и значительно больше, чем в Азербайджане и Армении.
— Были ли сложности в работе над программой?
— В общем, нет, ибо потребности определены, по-моему, правильно, а финансы и ресурсы выделены в полном соответствии с этим. Но об одной и, пожалуй, единственной сложности в этом деле, я думаю, сказать все-таки надо. Удивительно, но она — в позиции областного руководства. В первую очередь партийного во главе с новым первым секретарем обкома КП Азербайджана Г. Погосяном, которые не считают эти вопросы главными.
Чем лично мне эта позиция представляется неправильной? Даже при сегодняшней, в среднем неплохой, обеспеченности жильем в области немало нуждающихся в улучшении жилищных условий.
— Что представляет собой программа? Что дает она людям?
— Программой предусматривается комплекс мер по укреплению материально-технической базы социальной сферы, ускоренному развитию производительных сил и инфраструктуры области. О жилищном строительстве уже сказано. Наряду с ним намечается построить в Степанакерте дворец культуры на 850 мест, областную больницу на 400 коек и поликлинику на 600 посещений в смену, дом пионеров, городскую библиотеку, а также 9 — 10 общеобразовательных школ с тем, чтобы осуществить в ближайшие годы переход на обучение в основном в одну смену.
Одна из проблем Нагорного Карабаха сегодня — недостаточное число предприятий, где молодежь, окончив школу, могла бы закрепиться, устроить свою жизнь. Это приводит к значительному оттоку молодых, здоровых сил из родных мест. Поэтому программой предусмотрено как расширение, реконструкция и техническое перевооружение действующих предприятий, так и строительство в области более десяти филиалов. Будет, кроме того, создано 14 мощностей по производству сыров, мяса, колбас, по выпуску консервов.
Для улучшения водоснабжения Степанакерта и райцентров Нагорного Карабаха будут построены два больших водохранилища, расширены масштабы водохозяйственного строительства.. В полтора-два раза увеличиваются объемы дальнейшего строительства сети автодорог. Намечена широкая газификация поселков и городов области за счет строительства газопроводов. Уже сейчас ускоренными темпами наращиваются мощности строительной индустрии.
Все эти мероприятия требуют значительных, до 400 млн. рублей, капитальных вложений. Уже в текущем году они будут сверхплановыми.
— Мы говорим о материальной сфере. А ведь многие жители НКАО в своих требованиях не меньший, а, может быть, даже больший упор делают на фактор духовный, на установление более широких, тесных и свободных связей с Арменией.
— Начнем со свободы этих связей. Ограничений тут не может и не должно быть.
Если же обратиться к программе, то в нее с учетом пожеланий армянского населения внесены такие пункты, как обеспечение населения Нагорного Карабаха и прилегающих к нему районов Азербайджана и Армении уверенным и качественным приемом трех программ телевидения, включая армянскую республиканскую программу; проведение работ по реставрации и восстановлению памятников истории и культуры, находящихся на территории Нагорно-Карабахской автономной области, с привлечением к этим работам армянских мастеров по реставрации; расширение типографской базы с тем, чтобы увеличить выпуск художественной и учебной литературы на армянском языке.
Особый пункт программы касается работы в школе с обучением на армянском языке. Предлагается, начиная уже с этого года, выделить в вузах Армянской ССР места для целевого приема и обучения молодежи из Нагорно-Карабахской автономной области.
Я назвал лишь, некоторые пункты. Думаю, что, если потребует жизнь, программа может быть и расширена. В целом же считаю, что намеченные меры — это своего рода стержень перестройки в НКАО, во всех основных сферах ее жизни.
— Важная часть перестройки на местах — предоставление местным органам власти большего простора для инициативы, самостоятельности. Когда мы, журналисты, были в Нагорном Карабахе, речь шла об этом, и не раз.
— Во время нашей поездки — тоже. Это давно наболевшие вопросы. Их пора решать. Но они уже за рамками наших полномочий, нашей программы.
Если же вернуться к программе, то она имеет не только экономическое, но и большое политическое значение. Люди должны ясно увидеть водораздел, пролегающий между демагогией некоторых, лиц и реальной, практической деятельностью партии и государства, проявляющих заботу о жизненно важных интересах народа.
К сказанному, думается, надо добавить вот что. Когда готовилось это интервью, в редакцию пришел писатель 3. Балаян. Пришел не случайно, а в связи с недавней публикацией «Известий», где говорилось, что он сомневается в эффективности разрабатываемой программы социально-экономического развития НКАО.
По этому поводу 3. Балаян попросил опубликовать следующее его пояснение:
— Когда я говорил, что назад пути нет, то имел в виду невозможность и впредь действовать прежними методами. Необходимо, как правильно было сказано на совещании в ЦК КПСС, согласованно решать оперативные вопросы, касающиеся социально-экономических, бытовых, научных, культурных, языковых и других сторон взаимоотношений Азербайджанской и Армянской ССР на основе ленинских принципов интернационализма.
Программа, о которой рассказано выше, думается, может стать принципиальным шагом, в этом управлении.
ОТ РЕДАКЦИИ: 24 марта руководство партии рассмотрело и одобрило эту программу.
Вт мар 26 2019, 10:10
30.03.1988г.

Сумгаит: следствию мешают слухи

Как уже сообщалось, в Сумгаите продолжается расследование в связи с имевшими здесь место 28 февраля беспорядками. Расследование ведет специальная следственная группа Прокуратуры СССР. Наш корреспондент встретился с руководителями группы заместителем начальника Главного следственного управления Прокуратуры СССР В. Ненашевым и следователем по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР В. Галкиным.
— На какой этапе находится следствие?
— Группа приняла дело к своему производству 1 марта. В сообщении Прокуратуры СССР, опубликованном 23 марта, оглашены некоторые детали. Мы понимаем, какой общественный интерес вызывает следствие, но большего, пока оно не закончено, сказать не можем.
Объем работы огромный. В то же время сроки расследования и его тщательность приобретают особую политическую важность в свете событий, прошедших в Нагорно-Карабахской автономной области и Ереване. Поэтому для участия в работе следственной группы привлечено несколько десятков лучших следователей страны из Москвы, различных областей РСФСР, Украины, Белоруссии. Кроме сотрудников прокуратуры, в составе группы, — хотим подчеркнуть, многонациональной по своему составу, — следователи из органов внутренних дел, психиатры, другие специалисты.
— Что-нибудь мешает следствию?
— Мешают прежде всего слухи. Они по-прежнему плодятся и продолжают отравлять атмосферу. Не хотим повторять измышлений, которые на руку только тем, кому не по душе, чтобы два народа жили в дружбе, но кое-что нужно, вероятно, повторить. Следствием твердо установлено, что во время беспорядков в Сумгаите не пострадал ни один ребенок. Жертв было не четыреста и не пятьсот, а именно тридцать два человека, как и сказано в опубликованном сообщении Прокуратуры СССР. Среди этих тридцати двух человек двадцать шесть армян и шесть азербайджанцев.
Наши беседы с людьми подтвердили: абсолютное большинство азербайджанцев с горечью восприняли эти события. То, что произошло в Сумгаите, ни в коем случае не характеризует взаимоотношения двух народов. В ходе следствия выявлены десятки эпизодов, которые дают необычайные по своей драматичности примеры подлинного интернационализма. Можно категорически утверждать: именно азербайджанские семьи, укрывавшие армян, спасли нас от еще большей беды.
— Когда будут известны первые результаты расследования?
— Мы чувствуем, с каким нетерпением их ждут. Но выяснение истины должно преобладать над всеми другими соображениями. Надеемся, что первые результаты расследования будут известны уже в первой половине апреля.
Как сообщили нам в городском комитете партии, с 29 марта в Сумгаите перестал действовать комендантский час.
Р. ТАЛЫШИНСКИЙ,
соб. корр. «Известий».


30.03.1988г.

Степанакерт: наступает время решений

Сегодняшнее мое сообщение будет кратким: городские предприятия стоят, люди — дома...
Зачем? Для чего? И неужели кто-то всерьез полагает, что именно такой путь — самый короткий путь к решению проблем Нагорного Карабаха?
Горожане достают из почтовых ящиков отпечатанные на машинке листовки, подписанные комитетом «Крунк» (сам «Крунк» категорически утверждает, что это фальшивка), уже распущенным Указом Президиума Верховного Совета Азербайджана. 28 марта вечером я побывал на заключительном заседании комитета —своеобразном отчете руководства о проделанной работе. Скажу прямо: огорчает, что в сложнейшей сегодняшней ситуации, в которой оказался Степанакерт, люди, претендующие на роль духовных вождей, два часа потратили на вопросы, связанные в основном с формулировками, в которых оценивалась деятельность «Крунка» Верховным Советом республики. Только один человек вспомнил, что люди на работу не выходят. Похоже, личные амбиции все еще мешают здраво оценить положение, употребить свой авторитет на пользу дела.
Я предложил некоторым членам руководства бывшего «Крунка», авторитетным в городе людям, высказать свое отношение к сложившейся ситуации. Договорились, что написанный, ими собственноручно текст я передам в редакцию. В назначенный час в гостиницу пришел лишь один — доцент пединститута Гамлет Григорян.
Вот текст, который он передал:
«Я пишу данные строки не из-за обиды, что ваша газета меня уже называла экстремистом. Я бы вообще очень осторожно употреблял слова «экстремисты», «националист», «авантюристы».
Обращаюсь к моим коллегам, родителям, студентам и учащимся. Любой пропущенный учебный час, безусловно, повлечет за собой моральный урон для каждой семьи.
Проблема, выдвинутая карабахцами, по сегодняшний день остается и миллионы рублей, выделенные нашим правительством, на мой взгляд, ее еще полностью не снимают. Ваше правильное решение — выход на учебу — безусловно, ускорит решение этой проблемы».
Разумеется, ситуацию в Степанакерте определяют не студенты пединститута, а к рабочим Григорян обращаться отказался. Тем не менее, я передаю в редакцию его текст, надеясь, что его прочтут и сделают для себя позитивные выводы все жители Степанакерта.
Время для этого наступило.
П. ГУТИОНТОВ,
спец. корр. «Известий».

13.05.1988г.

Сумгаит: публично, гласно

В городском суде Сумгаита началось слушание дела о массовых беспорядках, которые произошли в этом городе в конце февраля.
Дело рассматривает судебная коллегия Верховного Суда Азербайджанской ССР под председательством члена Верховного Суда республики А. К. Клокова.
— В составе коллегии,— сказал А. Клоков,— два народных заседателя: В. В. Шалдаева, сварщица бакинского завода «Азон» и Н. Ф. Цуркан, токарь производственного объединения «Азерэлактротерм». Задача перед нами стоит очень сложная — я думаю, все это понимают. Мы отдаем себе отчет в том, какую сильную общественную реакцию вызывает процесс. И потому у нас просьба к прессе: избегать в ходе процесса торопливых оценок...
Обвинение поддерживает помощник Генерального прокурора СССР, старший советник юстиции В. М. Лебедев. Он сообщил:
— Перед судом предстал слесарь трубопрокатного завода Т. Исмайлов. Ему предъявлено обвинение в умышленном убийстве из хулиганских побуждений и участии в массовых беспорядках.
Защищает подсудимого А. П. Иванников. Он работает в Сумгаите в городской юридической консультации.
— Легких процессов, наверное, вообще не бывает,— сказал А. Иванников.— Но этот для адвоката особенно труден. Ни у меня, да и, думаю, ни у кого из моих коллег ничего подобного в практике не было. В деле я принимал участие со стадии предварительного следствия. Никаких ограничений защита в своей работе не встречала.
— Что вы можете сказать о своем подзащитном?
— Из трудовой семьи. Отец — строитель. В семье восемь детей: две девочки и шестеро ребят. Самому Исмайлову чуть больше двадцати лет. Закончил школу, отслужил в армии, начал работать в цехе ремонта металлургического оборудования трубопрокатного завода... Процесс продолжается. В настоящий момент закончено расследование еще по трем делам. Материалы переданы в Верховный Суд республики.
Р. ТАЛЫШИНСКИЙ,
соб. корр. «Известий».
Вт мар 26 2019, 11:20
04.06.1988г.

Степанакерт: пятое апреля

Сегодня можно с уверенностью сказать, что обстановка в городе реально улучшилась. К девяти утра в полном составе были на своих участках рабочие комбината стройматериалов. Встали к станкам более половины рабочих электротехнического завода и Каршелккомбината, около трети рабочих обувной и мебельной фабрик.
Не Хочется загадывать, но, похоже, город начинает выбираться из патовой ситуации, куда завели его разбушевавшиеся эмоции, так мешающие сегодня решению проблем автономной области.
Я знаю, каких сил все это стоило. Знаю, что иных агитаторов, ходивших вечером по квартирам рабочих и убеждавших их завтра выйти к станкам, чуть ли не предателями в лицо называли. Знаю, в каких нелегких условиях пришлось работать партийным и советским работникам, для которых уже столько недель нет ни суббот, ни воскресений, ни начала рабочего дня, ни его окончания. Им, в большинстве своем только-только вставшим у руля области в такой нелегкий для нее час, на ходу приходится переучиваться, избавляться от прежних стереотипов, искать пути к людям из залов заседаний, от стопок протоколов и заранее заготовленных решений, добиваться доверия и уважения к своему слову.
Все это так. Но вот о чем надо сказать обязательно. К сожалению, на пути к окончательной нормализации обстановки сегодня оказались не только завалы «объективных» причин, созданные в прошлом. Среди этих причин сегодня не последнее место занимают и некоторые публикации республиканской печати. В постановлении недавнего пленума Степанакертского горкома партии была единодушно осуждена статья журналиста Л. Полонского «Стихийно или организованно?», опубликованная 26 марта в «Бакинском рабочем» и дающая, по мнению коммунистов города, искаженную и предвзятую картину событий в Нагорном Карабахе и вокруг него. Ровно через неделю, 2 апреля, в той же газете выходит статья поэта Ф. Мехти и члена-корреспондента АН Азербайджана X. Мамедова «Тревожная весна». Весна в Карабахе в этом году действительно тревожная, но, очевидно, не с весной придется теперь разбираться «Бакинскому рабочему», а с тем обстоятельством, что бюро обкома партии на своем внеочередном заседании, по сути дела, осудило это выступление.
Неловко говорить о работе коллег, но, на мой взгляд, директора Гишинской средней школы Мартунинского района В. Антоняна справедливо возмущает, что в республиканском «Коммунисте» за его подписью (да еще от имени всех Карабахцев) опубликован текст, который ему предварительно прочитали по телефону и от которого он сразу же и однозначно отказался. Трудно не понять чувства ветерана войны С. Петросяна, который с изумлением узнал, что его подпись фигурирует под «откликом», распространенным по каналам Азеринформа.
Удельный вес каждого напечатанного в газете слова сегодня в Степанакерте велик как никогда. Эти слова проходят самую жесткую «госприемку» читателей, на основании каждого из этих слов делаются далеко идущие выводы, эти слова бросают возбужденное общественное мнение из крайности в крайность. И, естественно, это требует от каждого из нас, журналистов, особой точности и взвешенности публикаций.
Нагорному Карабаху сегодня нужно наконец спокойно вздохнуть. Надо помочь ему в этом.
В понедельник в области побывал министр связи СССР, и одного этого оказалось вполне достаточным, чтобы решить вопрос, вокруг которого копья ломались годами и годами без обсуждений и увязок. Скоро жители зон Степанакерта и Шуши смогут смотреть передачи Армянского телевидения.
Все больше и больше убеждаешься, что любые, даже самые острые проблемы — решаемы, если для этого имеется желание и спокойная рабочая обстановка. Именно такая обстановка сегодня жизненно важна для Карабаха.
П. ГУТИОНТОВ,
спец. корр. «Известий».


19.06.1988

Сессии Верховных Советов союзных республик: Азербайджанская ССР

Последний месяц перед открытием очередной сессии Верховного Совета Азербайджанской ССР был отмечен необычайным накалом страстей в Баку. Даже когда разворачивались события в Нагорном Карабахе и вокруг него, на улицах здесь сохранялось спокойствие, хотя тревога не покидала людей. Возрастать она стала после того, как почему-то разом замолчали и центральные, и республиканские газеты, другие средства информации.
Между тем сведения так или иначе просачивались. Становилось известно, что Степанакерт по-прежнему бурлит. Особенно будоражили рассказы тех азербайджанцев, кто в последнее время выехал из Армении. В городе состоялся митинг. Через день — второй. И затем самую большую в Баку площадь им. В. И. Ленина то и дело заполняли тысячи и тысячи людей.
Звучали здесь и излишне эмоциональные голоса. Но основные вопросы задавались горожанами вполне резонно. Что конкретно предпринимается для нормализации обстановки в автономной области? Оказывается ли помощь людям, приезжающим в эти дни в Азербайджан из соседней республики? Сколь оперативно выполняются неотложные меры, намеченные ЦК КПСС и Советским правительством? Как действуют в условиях расширяющейся демократии республиканские и местные партийные и советские органы? И, наконец, избиратели хотели знать, почему до сих пор Верховный Совет республики определенно и гласно не заявил о своем отношении к поставленному НКАО вопросу о переподчинении области?
Словом, требовалось, чтобы «сработал» механизм гласности. И вновь к этой острой теме вернулись республиканская печать и телевидение. Состоялись многочисленные собрания в трудовых коллективах, встречи депутатов с избирателями.
13 июня Президиум Верховного Совета Азербайджанской ССР рассмотрел ходатайство депутатов Совета народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области о передаче области из Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР. Обсуждение было развернутым. Выступили почти все члены Президиума. Вопрос о передаче НКАО, отмечали они, имеет не местное значение, а глубоко затрагивает интересы и суверенные права Азербайджанской ССР, непосредственно связан с интересами Союза ССР — единого союзного многонационального государства, его национально-государственного устройства.
Обсудив в соответствии со статьями 78 Конституции СССР и 70 Конституции Азербайджанской ССР, согласно которым территория республики не может быть изменена без ее согласия, ходатайство депутатов областного Совета, Президиум Верховного Совета Азербайджана счел его неприемлемым. Но решил: внести этот вопрос в повестку дня сессии.
Сессия — а ее ход впервые по предложениям избирателей прямо транслировался по республиканскому телевидению и радиовещанию — началась с рассмотрения вопроса о задачах Советов народных депутатов республики по ускорению социально-культурного развития села в свете требований перестройки. В докладе, с которым выступил Председатель Совета Министров Г. Сеидов, содокладе планово-бюджетной и других постоянных комиссий Верховного Совета (докладчик — председатель планово-бюджетной комиссии 3. Самед-заде) говорилось, что сложившаяся демографическая ситуация, недооценка в прошлом развития социальной сферы села привели к тому, что здесь накопилось немало острых нерешенных проблем. Не хватает благоустроенного жилья. Многие школы размещены в приспособленных помещениях, намного меньше, чем в среднем по стране, дошкольных учреждений. Слабо развита сеть автомобильных дорог, объектов торговли и коммунального хозяйства.
Выступившие в прениях депутаты М. Ашуров, А. Джамалова, Б. Алексенко и другие подчеркивали, что распространенное до сих пор в практике отождествление села и сельского хозяйства вылилось в попытки решать здесь все проблемы преимущественно с отраслевых позиций. То есть с позиций отдельных сельскохозяйственных предприятий. В то же время местные Советы не используют своих прав и полномочий, действуют очень робко.
Перестройка, демократизация общественной жизни — это ломка старых взглядов, ломка отживших структур. На такой ноте перешла сессия к рассмотрению второго вопроса. Но, говорили депутаты А. Аманов, Э. Григорьян, В. Никитин, есть закрепленные законом установки, от которых нельзя отказываться. Это, в частности, одна из основ нашего государства — существующее национально-территориальное устройство.
— Интересы каждого народа,— подчеркнул депутат Дж. Гулиев,—наилучшим образом отражены лишь тогда, когда соблюдены интересы Союза ССР.
Сейчас, говорили депутаты, важнее всего сосредоточиться на приоритетных задачах — решении социальных проблем, подъеме экономики, оказать, как говорится в тезисах ЦК КПСС к XIX Всесоюзной партконференции, всемерную Поддержку революционным преобразованиям в стране.
По результатам обсуждения сессия единогласно одобрила постановление Президиума Верховного Совета республики. Депутаты отметили, что принятое ЦК КПСС и Советом Министров СССР постановление «О мерах по ускорению социально-экономического развития Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР в 1988 — 1995 годах» и меры, осуществляемые ЦК Компартии и Советом Министров республики, создают благоприятные условия для ускорения развития производительных сил, удовлетворения экономических и духовных потребностей как армянского и азербайджанского населения, так и других национальностей автономной области. Необходимо объединить усилия представителей всех национальностей для выполнения этого постановления, нормализации обстановки в Нагорном Карабахе, обеспечения наиболее благоприятных условий жизни и работы людей.
В ответ на обращение Верховного Совета Армянской ССР Верховный Совет Азербайджанской ССР, исходя из интересов сохранения сложившегося национально-территориального устройства страны, закрепленного Конституцией СССР, руководствуясь принципами интернационализма, интересами азербайджанского и армянского народов, других наций и народностей республики, счел передачу НКАО из Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР невозможной. При этом сессия подчеркнула, что это не отвечало бы целям укрепления дружбы народов нашей страны, задачам перестройки.
Сессия обсудила и приняла закон «О народном обсуждении важных вопросов государственной жизни», была образована постоянная комиссия по делам межнациональных отношений и интернациональному воспитанию. Утверждены Указы Президиума Верховного Совета Азербайджанской ССР.
На сессии выступил первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана А. Везиров.
А. САБИРОВ,
Р. ТАЛЫШИНСКИЙ,
спец. корр. «Известий».
БАКУ
Вт мар 26 2019, 11:21
12.07.1988г.

Ереван, 11 июля

Ситуация в городе продолжает оставаться напряженной. Вечером в воскресенье около Матенадарана состоялся митинг, в котором приняли участие сотни тысяч ереванцев. Основная тональность выступлений: на работу не выходить — во всяком случае до 18 июля. Надо сказать, ораторы употребляли весьма жесткие формулировки. Так, острой критике была подвергнута делегация республики на XIX партконференции — якобы за недостаточную решительность «в отстаивании национальных интересов». Участники митинга приняли письмо католикосу Вазгену I, обратившемуся, как уже сообщали «Известия», по республиканскому телевидению с призывом к мудрости, спокойствию, чувству ответственности армянского народа, прекращению забастовки, чреватой в данной ситуации непредсказуемыми последствиями. К сожалению, к этому призыву пока не прислушались.
Еще раз повторим: сегодня как никогда требуется благоразумие, тщательная выверенность любого шага, осознание возможных последствий каждого из них. Так, продолжение забастовки ставит под угрозу выполнение договорных обязательств, вызывает сбои на предприятиях в самых разных уголках страны. Даже чисто хозяйственные проблемы, таким образом, перерастают далеко за границы республики. И сегодня нельзя исключать возможности пересмотра договоров, перераспределения заказов на предприятия других регионов, со всеми вытекающими для народного хозяйства республики долгосрочными последствиями: смежники вправе и таким образом защитить свои экономические интересы.
На митинге, о котором мы уже говорили, все требования звучали в ультимативной форме. Но нельзя ли поискать каких-то путей, чтобы хоть в чем-то разрядить атмосферу, дать возможность обсуждать и решать возникшие непростые проблемы в спокойной обстановке?
В понедельник к 10 часам местного времени мы проехали по городу. Бесперебойно работал общественный транспорт, но далеко не все, сойдя у проходных своих предприятий, спешили занять рабочие места.
С. БАБЛУМЯН, П. ГУТИОНТОВ,
спец. корр. «Известий».


12.07.1988

Каждый день газеты публикуют сообщения из Степанакерта. Из этой информации ничего нельзя понять. Журналисты просто пересказывают друг друга. Что вы, сами не можете туда съездить: или боитесь, или вас туда не пускают? Мы ничего не можем понять: город стоит, и в то же время партийные работники выступают по телевидению, клянутся в дружбе, обещают наладить работу.
В чем суть? Вы хоть поднимитесь со своих кресел, съездите, расскажите, что там происходит. Ведь эта проблема очень волнует всех. Вы же, по сути, держите нас слепыми.
В.ХРОМОВ.
ОДИНЦОВСКИЙ РАЙОН.
Московская область.

Негодование нашего читателя вполне понятно. Таких писем немало в редакционной почте. Скажем сразу, наши корреспонденты бывают в Степанакерте систематически. Однако ситуация там настолько сложна и так остра реакция на каждое слово, что писать об этих событиях очень непросто. Ниже мы публикуем первый из двух материалов о недавних командировках корреспондентов «Известий» в Степанакерт. Второй, о беседе журналиста с бывшим первым секретарем Нагорно-Карабахского обкома партии т. Кеворковым, будет опубликован в ближайшем номере газеты.

СТЕПАНАКЕРТ. Я приехал сюда не по своей воле. Но и не против нее. Я приехал по заданию редакции из другого региона. И чувства мои были схожи с теми, которые испытывают многие мои сограждане за пределами двух братских союзных республик.
Я рассуждал примерно так. Что в основе событий? Недоразумение. Большое, грандиозное, трагическое, чреватое ужасными последствиями, но — недоразумение. Мне все время казалось, что его можно как-то уладить, если найдется некто умный, рассудительный, совершенно беспристрастный, в равной степени уважающий и любящий как азербайджанцев, так и армян. И если такой человек (или группа людей) мудро и тонко устранит возникшие претензии, взаимные глухоту и слепоту, то все станет на свои места. И Сумгаит останется в памяти как страшный урок для всех, кто за иными заботами, пусть и очень серьезными, забывает о необходимости постоянно крепить дружбу народов.
Я никогда прежде не писал ни об Азербайджане, ни об Армении, а в друзья выбирал себе людей в зависимости только от их человеческих качеств, а не национальной принадлежности. И вдруг оказался в центре возмущения, едва только произносилась моя фамилия, как возникал гул. К счастью, мне неизменно приходили на помощь крунковцы — люди, здесь уважаемые. Они произносили слова: «Оставьте его. Казиханов — не из Баку, он из газеты «Известия».
Признаюсь честно: эта поддержка меня не радовала, ибо неизменно наталкивала на мысль, что все происходящее — управляемо, причем управляемо тонко, мастерски.
Такое наблюдение... Я решил побывать на одном из многочисленных собраний, которые в эти дни проходят на предприятиях и в учреждениях города. Шелковая фабрика. Общественный транспорт не ходит, спросить на улице не у кого. Поэтому я малость опоздал. Вошел в помещение клуба, стал в сторонке. На трибуне директор фабрики Р. Атаян. Говорил он, естественно, по-армянски. Обратился к молодым людям с просьбой перевести речь директора, но наткнулся на резкий отказ. Тогда я попросил стоявшего рядом человека средних лет, судя по всему, рабочего этой фабрики, хоть кратко перевести мне, о чем говорил директор.
— Он рассказывает о нашей истории, — любезно сказал рабочий. — Он говорит, что...
Дальнейшего я не услышал. Моего простодушного переводчика тут же отозвали в сторону. Несколько небритых молодых людей что-то гневно ему сказали. Рабочий смущенно оправдывался.
Происшествие не прошло мимо директора. Р. Атаян поперхнулся на полуслове. Это было тем более странно, что он уговаривал коллектив выйти на работу. Точнее, должен был — как это было решено на городском партийно-хозяйственном активе — уговаривать, обязался уговаривать. В обкоме партии ответственные работники были уверены, что именно по этому поводу директор созывает собрание.
Но владеют ли работники обкома обстановкой? Или, говоря проще, знают ли они, что происходит?
О комитете «Крунк» я знал только то, что он самораспустился. Так писали в газетах. По-моему, эта информация неверна. Во многих местах я убеждался, что именно неформальные лидеры руководят самыми разными сторонами жизни автономной области.
Кто они? Не знаю. Я бы затруднился назвать их поименно. На поверхности событий всегда возникали те самые небритые молодые люди, без которых не обходится ни одно общественное мероприятие.
В первое утро мне пришлось не только наблюдать, но и беседовать с участниками массового митинга. К корреспонденту, окруженному огромной толпой возбужденных людей, проталкивались молодые, небритые парни, буквально крича: «Мы — смертники, если не отделят нас, то мы пойдем на все!»
Кстати, таких немного, около сотни. Все — молодые ребята. Все — небритые. Почти всех я видел рядом с партийными и советскими руководителями города, выступающими на митинге (впечатление, что это чуть ли не их охрана), или в одном из штабов якобы распущенной организации «Крунк». Эти же люди в толпе выполняют роль крикунов. Они же являются одними из тех, кто воздействует на население, решая (угрозами «отлучения от народа», а то и расправой, как мне говорили), выходить людям на работу или нет. Скажем, многие (и не только больные и старики) степанакертцы признавались мне, что им надоело (или же невмоготу) совершать ежедневный шестикилометровый поход — шествие по улицам города, прежде чем состоится митинг. Но отказаться не могут. Или в субботу, 25 июня на митинге было решено выйти на рабочие места. То же самое единогласно, как было заявлено, решили и рабочие промышленных предприятий, собравшиеся у себя на заводах и фабриках. Твердо решили. Но на работу не вышли. Кто помешал?
Может быть, сегодня, спустя несколько месяцев после начала критической фазы событий, тревожная обстановка уже самовоспроизводится. Она накалена до предела. Что самое страшное и опасное — люди взвинчивают, как бы намеренно доводят себя до истерики: или — или, либо отделят нас, либо мы готовы на все.
Как известно, город не работает уже несколько месяцев. Стоят станки, но закрыты и кассы предприятий. Но люди живут, потребляют, покупают. Что потребляют? А главное, на что покупают?
Сильная поддержка идет из Армении. Сотни людей ежедневно уезжают в Ереван и, наоборот, приезжают в Степанакерт (для этого организован воздушный мост между этими городами, число авиарейсов порой доходит до 4 — 8 в день). Причем большинство — одни и те же лица.
В этой сложной, для нас просто беспрецедентной, обстановке происходят события и явления, в которых очень трудно кого-либо конкретно обвинять. И все же немалая часть вины лежит на средствах массовой информации. Все сообщения, весь анализ строятся на принципах, так сказать, пропорциональности. Если приводится критическое суждение об армянских претензиях, то тут же, абзацем ниже, должно появиться сообщение об азербайджанских. Комплименты также строго дозируются.
Эта заданность, основанная, по-моему, на ложном понимании объективности и беспристрастности, очень мешает сообщать правду такой, какая она есть. Такое освещение событий стало для многих жителей Степанакерта единственно приемлемым и терпимым. Они твердо убеждены: о нас следует писать либо хорошее, либо ничего. А как же сообщать плохое? Плохое, звучит в ответ, сообщайте только об азербайджанцах.
Еще одно следствие этой вредной инерции - слухи.
Город полон слухами об убийствах и избиениях армян, прочих чинимых им кознях. В штабе МВД, Прокуратуре НКАО я перепроверил все факты, о которых мне говорили степанакертцы: многие не подтвердились, а слухи об убийствах — нелепица. Но органы печати, обком и горком молчат, не пытаются разъяснить людям, где правда, а где вымысел.

В Степанакерте в штабе МВД мне показали «Журнал событий», куда вписывается вся ежедневная информация происшествий. Факты просто поразительные. Если верить журналу (и словам представителей МВД), мы все время стоим перед угрозой провокации населения на крупное столкновение с тем, чтобы еще больше обострить обстановку.
Беседуя с рабочими (подчеркиваю, рабочими), очень часто слышал: если дойдет дело до столкновений, то наши «толстосумы» — те, кто хорошо здесь жил и наживался — нас бросят, мы — простые люди — останемся расхлебывать кашу... Думаю, что эта мысль имеет под собой основу. В субботу, 25 июня, я слышал от партийных, советских работников вызывающее: « Мы пойдём до конца в своих требованиях, бастовать, несмотря ни на что!» В воскресенье, 26-го, поразился изменению настроений: «Не знаем, что и делать, не хотят эти... выходить на работу. Кто-то мешает нам».
В понедельник в кабинетах обкома и горкома настоящая паника: «Что делать? Мы бессильны»...
А в это время на пустынной, окруженной войсками центральной площади собрались члены «Крунка» и спокойно беседовали между собой. Беседовали, хотя неподалеку проходило многотысячное шествие. Словно показывали всем: смотрите, мы тут ни при чем, зря на нас пытаются свалить свои «недоработки».
Могу ошибиться, но мне показалось, что «в верхах» движения началось брожение. Не начинает ли там кое-кто готовиться покинуть корабль? Это опасно. Не только тем, что масса людей, раскачанная митингами и демонстрациями, просто так, сразу, не может остановиться — людям все кажется, что, остановившись, они предадут «свой народ». Опаснее другое: перед бегством «лидеры» могут, попытаться хлопнуть дверью: спровоцировать конфликт между армянами и азербайджанцами, а в крайнем случае — между военными и армянами НКАО.
Повторяю, мои наблюдения не могут претендовать на полный анализ происходящего в НКАО. Я уехал из Степанакерта с тем же ощущением глубокой симпатии к двум замечательным и древним народам-соседям, с каким я и приехал впервые в этот город. И если к этому добавилось ощущение большой тревоги за ход событий, знание того, что это не недоразумение, улаживаемое одной или несколькими прочувственными беседами, то в основе моих чувств и наблюдений лежит все та же любовь и уважение, которые ни я — и никто, уверен, из вас,- не делит между армянами и азербайджанцами, а отдает их каждому из этих народов полностью и целиком.
А. КАЗИХАНОВ,
спец. корр. «Известий».
СТЕПАНАКЕРТ — МОСКВА.
Вт мар 26 2019, 11:22
13.07.1988г.

Ереван, 12 июля

По республиканскому Телевидению выступил старший помощник Генерального прокурора СССР А. Николаев, возглавляющий следственную группу, которая вот уже несколько дней ведет расследование драмы в аэропорту «Звартноц». Он подчеркнул, что действия военных были вызваны противоправной акцией группы безответственных лиц и выразил сожаление по поводу гибели молодого ереванца.
На митингах вновь говорится о продолжении забастовки. К сожалению, на этих массовых собраниях совершенно не слышно голоса партийных и советских работников, доводов, противостоящих доводам активистов комитета «Карабах».
В ЦК КП Армении состоялось совещание, на котором обсуждались вопросы, связанные с нормализацией обстановки в республике. На нем, в частности, резко говорилось, что в сегодняшней весьма сложной ситуации многие партийные, советские и хозяйственные руководители республиканского, городского и районного масштабов продолжают мешкать, проявлять беспечность и безответственность в реализации практических мер, направленных на оздоровление обстановки. На совещании выступил первый секретарь ЦК КП Армении С. Арутюнян.
Информация с предприятий по-прежнему поступает противоречивая, но говорить о том, что город возвращается к нормальному трудовому ритму, все еще преждевременно. Вот цифра, полученная из Госкомстата Армении: за вчерашний день в результате невыходов на работу промышленность республики понесла убытков на 3,7 миллиона рублей.
С. БАБЛУМЯН,
П. ГУТИОНТОВ,
спец. корр. «Известий».

13.07.1988г

НКАО: горькие плоды застоя

СОБЫТИЯ в Нагорном Карабахе и вокруг него затронули многих. Осложнилась обстановка в десятках городов и сельских районов Закавказья. Но в них по-прежнему соседствуют и трудятся рука об руку сотни тысяч армян и азербайджанцев. В обычаях двух народов немало такого, что крепко соединяет людей.
К сожалению, живые связи стали ослабевать. В этом отразились искривления нашего общественного развития. Но ошибки или извращения не совершались сами собой, они отнюдь не анонимны. Пытаясь понять причины, естественно, задаешься вопросом: а кто были действующие (или — бездействующие) лица?
ПОЯВЛЕНИЕ в Нагорном Карабахе в качестве первого секретаря обкома партии Б. Кеворкова совпало, как вспоминают очевидцы, с завершением реконструкции областного аэропорта. Оставалось только разрезать красную ленточку и поаплодировать. Но не столько у взлетной полосы, сколько вообще в жизни Борис Саркисович чувствовал себя на взлете.
Как не чувствовать! Из университета без натуги — на комсомольские должности, быстро продвинулся. Вскоре молодого функционера берут в ЦК Компартии Азербайджана. Выдвигают дальше — он становится первым секретарем райкома партии.
В автономной области Кеворкова мало кто знал, но внимание к себе он приковал сразу: «первый» был тут же, за два-три месяца, награжден орденом за «увеличение производства и продажи государству зерна и овощей».
Лет через шесть одно из центральных изданий, по форме и содержанию похожее на красивую конфетную обертку, в публикации «Мы — из Карабаха» поведало: «С чего начал новый секретарь обкома? Он добился того, что город получил, наконец, водопровод и стал бурно обустраиваться новыми жилыми кварталами. Получил газ, и нитка газопровода тянется сейчас к Шуше. На Степанакертский аэродром стал приземляться Як-40. Он поехал в Москву, в МПС и «выбил» для Нагорного Карабаха железную дорогу...».
Каково же положение сейчас, когда страна вынуждена выделить НКАО сотни миллионов рублей на самые насущные нужды? Судите сами. Вода в квартиры поступает в течение суток всего час — другой — вот такой водопровод.
Если брать «вал», экономический рост внушителен. Шутка ли: за последние три пятилетки объем промышленного производства в НКАО утроился (хотя регион остается аграрным). Но каково качество этих показателей?
— Шелковый комбинат — крупнейшее из наших предприятий,— говорит ткачиха Г. Бегларян.— Почти десять лет оно не выполняет планов. Мы забыли, что такое тринадцатая зарплата.
Возьмем строительство. За восьмидесятые годы ни разу полностью не осваивались выделяемые капвложения. В минувшем, например, осилили всего на 66,7 процента. Но отрапортовали о повышении темпов. План по реализации с учётом поставок выполнен на 97,7 процента. Но, оказывается, реализовано продукции сверх плана на 26,6 миллиона рублей. Производство молока уменьшилось на 663 тонны, однако дано дополнительно к заданию 467 тонн.
Увы, хитрым счетом не прибавишь жилья, сыт и обут не будешь. Обувная фабрика гонит брак. Хлеб печется неважнецкий. Плохо с молочными продуктами. Мясо и масло по талонам — это в аграрной области, где преобладает сельское население. Половина деревенских семей не держит коров, в каждом третьем дворе вообще нет скота.
Если заглянуть в многолетние отчеты — это молочные реки с кисельными берегами. Показуха не могла не вызвать протеста, критики. Однако терпеть ее «первый» не мог.
«Кеворков опирался в основном на подхалимов и льстецов, — пишут в газете «Советский Карабах» 51 ветеран партии,— преслёдовал тех, кто пытался возражать ему, не соглашался с его точкой зрения». «Очень скоро Кеворков создал в области атмосферу, жертвами которой стали многие честные люди»,— считает бывший секретарь обкома партии М. Гаспарян.
Наивно «списывать» все это лишь на личные качества. Не в пустоте осуществляется власть, нет, не в пустоте.
«Вопросы укрепления правопорядка и улучшение работы правоохранительных органов у нас не сходили с повестки дня», — скажет Кеворков в беседе со мной. Но слова, звучащие с магнитной ленты, разделяют паузы. Что скрывается в них, в этих томительных паузах?
«При малейшем возражении «сам» обрушивался на человека нецензурной бранью,— пишет в редакцию «Известий» коммунист Л. Агамян.— Работая в обкоме партии, а затем в облпотребсоюзе, я неоднократно имел с ним стычки. Особенно в последнее время, так как «первый» был одержим манией распределять дефицит прямо со склада. Это дорого мне обошлось. По ложному обвинению я был арестован в январе 1986 года. При обыске в квартире рвали обои, ломали мебель, все перевернули вверх дном. Обыскали не только родственников, в том числе бакинских, но и вовсе незнакомых однофамильцев. Меня заперли в изолятор временного содержания, где я пробыл пять месяцев. К осени местной прокуратурой было состряпано обвинение, и областной суд, закрыв глаза на явные нарушения, вынес приговор — 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Мне пришлось просидеть за решеткой по январь 1987 года, пока Верховный суд Азербайджана не отменил ошибочное решение. А затем республиканская прокуратура и вовсе прекратила дело».
Еще по ходу следствия Кеворков не раз вещал с высокой трибуны о преступнике Агамяне. А после его освобождения словно воды в рот набрал. Будто он и не исключался из партии, не изгонялся из состава депутатов областного Совета. Полгода бывший заключенный вообще ходил без работы. В конце концов ему оплатили вынужденный прогул за 18 месяцев, но из кармана государства, а не конфетных виновников.
Да, на бюро обкома КПСС регулярно обсуждались вопросы соблюдения законности. Но сотни сигналов о нарушениях остались без ответа. Множество дел приостановлено или вовсе прекращено. Доходит до казусов. Например, следователь В. Исраелян спрятал от глаз подальше 11 уголовных дел. Руководству пришлось официально признать «пассивность, беспринципность, безрезультативность» работы областной прокуратуры.
Специалистам еще предстой? проанализировать состояние законности в этом регионе. Но люди видели: волна нарушений, поднявшаяся в застойный период, по инерции вкатилась в перестройку.
ПЕРВЫЕ числа января нынешнего года. По накатанной схеме, хотя и не без демократических декораций, в Степанакерте проводится пленум обкома партии. Зал слушает докладчика, привыкшего за 14 с лишком лет к этой роли. Правильные слова: «Вести открытый диалог с коммунистами...». «Изжить бюрократизм и злоупотребление властью... Начинать нам нужно с себя...». Но кто их произносит? Тот же Кеворков!
Как это понимать? Он будет у руководства перестройкой? Народ жаждет обновления. Люди говорят все смелее, во весь голос. В Армении уже раздалась критика в адрес К. Демирчяна. Но, читая лист за листом, оратор не видел недоверчивых глаз. Он произнес стандартные фразы о дружбе народов и «отдельных идейно незрелых людях, подверженных националистическим предрассудкам». Хотя ему, как никому другому, должно было быть известно, каким брожением охвачено население НКАО. Он знал, что в Москву один за другим идут ходоки, сотни и тысячи писем, авторы которых прямо или косвенно обвиняли его, Кеворкова, в искажении национальной политики.
Армянин по национальности, он с первого дня, как приехал в Нагорный Карабах, повел себя довольно странно по отношению к национальным проблемам: даже партийным работникам запретил... экскурсии в Ереван. Как уже сообщалось в печати, были сведены до минимума театральные и эстрадные гастроли, встречи с писателями, художниками, учеными. Намеренно, на годы и годы, задерживался прием телевизионных передач из Еревана.
— Какая была необходимость, скажем, убирать из названия театра слово «армянский»? — возмущается и. о. председателя исполкома областного Совета народных депутатов Ш. Петросян.
— Совершенно напрасную возню затеяли также вокруг памятника «Мы и наши горы».
Бывший монастырь Амарас. Здесь, как утверждают, в начале V века создатель армянской письменности Месроп Маштоц организовал первую школу. Замечательный памятник в полном запустении. В малоприглядном виде и монастырь Гандзасар XIII столетия на вершине горы близ села Ванк. За любую попытку проявить заботу о памятниках можно было в два счета схлопотать ярлык «националиста».
Почти пять лет в Степанакерте на замке краеведческий музей. Зато по указанию первого секретаря городские власти изгнали детей и подростков из шахматного клуба, где предполагалось открыть... Дворец дружбы народов. Очевидно, чтобы подтвердить, что «четкая политическая позиция обкома, его организаторская функция наиболее ярко проявляются в работе по интернациональному воспитанию трудящихся». А область уже стояла перёд надвигавшимися событиями.
Начались собрания коллективов, сходы граждан, а кое-где и сессии сельских Советов. Жизнь поставила на проверку прочность связей партийных комитетов с массами. Люди ждали, что к ним придут, их выслушают, их убедят. Но руководство области, ее партийной организации не было к этому готово. Хотя при 180-тысячном населении, проживающем на компактной территории, в Нагорном Карабахе имеются один обком, один горком и пять райкомов партии, плюс много прочих органов и организаций.
— Как раньше поступали в таких случаях? Да очень просто,— признается Кеворков.— Выносили партийные взыскания, снимали с работы...
Да, тогда это не возбранялось. Но наступили иные времена, а по-новому он делать ничего, не умел. Попытка провести два-три собрания закончилась провалом: люди не желали больше внимать пустым речам.
— После первой демонстрации, которая захватила большинство руководителей врасплох, начался судорожный поиск выхода из критического положения, — рассказывает второй секретарь Степанакертского горкома Г. Мелкумян.— Целый день шли разносы и накачки, а поздно вечером из уст Кеворкова и других лиц послышались неприкрытые угрозы: если завтра волнения повторятся, последствия предсказать будет невозможно. Даже намекалось, что «сто тысяч фанатиков» могут войти в город и т. д. Что делать? В горком были вызваны ночью около 750 человек — от генеральных директоров до председателей домовых комитетов. В числе других и я сам ходил по квартирам. А примерно в четыре часа утра, сбившись с ног, измотавшись, изнервничавшись, мы подали коллективную телеграмму в Москву. Какую? О том, что Степанакерту грозит политическая бойня.
Эта суматошная ночь только подстегнула напряженность. Сжатая пружина конфликта стала стремительно распрямляться. В течение недели прошли сессии районных советов. 87 депутатов потребовали проведения внеочередной сессии областного Совета. 20 февраля член исполкома облсовета Кеворков впервые (!) за все годы явился на его заседание. Но это был лишь комический эпизод в драматическом действии. Партийная группа Совета не поддержала мнения, что нужно отложить сессию. Бесполезными оказались и уговоры бывшего первого секретаря ЦК КП Азербайджана К. Багирова. Обсудив единственный вопрос, включенный в повестку дня, 111 присутствовавших депутатов (всего их 150, депутаты-азербайджанцы на сессию не пришли) проголосовали: ходатайствовать о передаче НКАО из Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР.
О том, что происходило в дальнейшем, читатели знают по сообщениям в печати и телевизионным передачам. Нетерпение обернулось нетерпимостью. Нетерпимость привела к глубочайшим потрясениям и обернулась самой серьезной угрозой всему общесоюзному процессу демократизации и перестройки. Не понять этого можно только при очень большом желании. Однако и такого желания оказалось в избытке: иные будто мимо ушей пропустили Обращение Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева к трудящимся, к народам Азербайджана и Армении, крупные решения партии и правительства по ускоренному развитию Нагорного Карабаха.
Давайте задумаемся: разве речь только о межнациональных отношениях, сколь бы актуальны, сложны и болезненны они ни были? Простые труженики, как армяне, так и азербайджанцы, меньше всего заинтересованы в распрях и больше всех страдают от них. Неужели кому-то непонятно, что справедливое решение может быть выработано только демократическим путем? Однако ведь люди, привыкшие попирать законность, цепляющиеся за должности и, чего лукавить, боящиеся своего разоблачения при свете гласности, никуда не исчезли из этих мест. Не получается ли так, что эти люди, представляющие определенную силу, стремятся отвести от себя сокрушительный удар, используя какие угодно способы и средства? Не сделали ли они «ход конем», использовав долго тлевшие проблемы и направив недовольство людей в русло межэтнического противостояния и всевозможных инцидентов на этой почве? Расчет простой: чем сильнее раскаляются страсти, чем обстановка хуже, тем лучше — пока усядется пыль, может быть, удастся, замести следы, уйти от ответственности, а, возможно, и вообще без «нас» не обойдутся.
Потому так крепко сидел в кресле Кеворков. Да и от должности его освободили с весьма, надо заметить, щадящей формулировкой. И лишь после смены руководства в Азербайджане (а одновременно и в Армении) его исключили из партии. Тут и пригодился-таки диплом юриста — помог устроиться Министерстве юстиции Азербайджанской ССР начальником отдела обобщения судебной практики и статистики. Такими кадрами не разбрасываются — депутат Верховного Совета СССР, на груди сияют — без кавычек! — два ордена Ленина, два ордена Трудового Красного Знамени и орден Дружбы народов!
А положение в области сложилось такое, что и сегодня партийная организация не может вывести ее из кризиса.
Суть, разумеется, не только в миллионах рублей ущерба из-за длительной забастовки, хотя и лишних миллионов у нас с вами нет. Но сравнимо ли богатство, называемое дружбой народов, даже с миллиардами? Нет, ничем не сможем мы расплатиться за идеологические и иные приписки и действия, послужившие разжиганию межнациональной розни.
Но как же все-таки перешагнуть пропасть, к которой привела широко и масштабно практикуемая показуха? Сейчас когда XIX партконференция наметила политические ориентиры, в частности, одобрила предложение провести Пленум ЦК по национальному вопросу, самое важное — сплотиться вокруг задач перестройки, объединить усилия ее сторонников, где бы они ни жили и к какой бы ни принадлежали нации или народности.
Иначе, иным путем не осуществить национальные чаяния.
А. САБИРОВ, спец. корр. «Известий»
БАКУ — СТЕПАНАКЕРТ — ЕРЕВАН — МОСКВА.
Вт мар 26 2019, 11:23
15.07.1988г

Ереван, 15 июля

Каждое утро мы начинаем с того, что объезжаем город, пытаясь по внешним признакам определить - станет ли нынешний день рабочим. «Внешние признаки» — это и сколько автобусов, трамваев, такси видим на улицах, и количество стоящих на остановках людей, и настроение рабочих, собирающихся у проходных, тональность их ответов на вопросы, которые мы задаем.
Еще раз приходится повторить, что цифры, полученные из официальных источников, достаточно противоречивы. Так, вышедшим на работу считается всякий, перешагнувший порог своего предприятия — независимо от того, он у станка всю смену или уже через час уходит домой. Более объективная цифра — это сумма убытков от недоданной продукции. Каждый день к вечеру ее выводит Госкомстат республики. К сожалению, эта цифра пока не уменьшается.
В то же время похоже, что все больше ереванцев начинают задумываться над тем, насколько бесперспективна использующаяся «форма протеста». Вот только один пример. Уже более десяти дней, как республиканский роддом не получает медицинский кислород — бастует станция снабжения кислородом в Лусакерте. Между тем в среднем в роддоме используется его до восьми баллонов за день. Но сегодня запас кислорода в больнице иссяк, и врачи просто не знают, что будут делать, если забастовка в Лусакерте продлится. С перебоями снабжается роддом и другими медикаментами, материалами...
— Я отлично сознаю,— говорит главврач роддома Р. Абрамян,— что атмосфера в городе достигла такого накала, когда любой призыв прекратить забастовку, вернуться к рабочим местам принимается некоторыми горячими головами в штыки, остается безответным. И тем не менее думаю, что как врач, как человек несущий ответственность за охрану здоровья матери и ребенка, имею право требовать, чтобы нам не мешали делать свое дело.
Партийные и советские органы пытаются поправить положение, но в основном традиционными методами: почти непрерывно проходят разного рода совещания, заседания, встречи. Обстановка же продолжает оставаться напряженной.
С. БАБЛУМЯН, П. ГУТИОНТОВ,
спец. корр. «Известий».

16.07.1988г.

БАКУ. Обстановка в Степанакерте — областном центре Нагорно-Карабахской автономной области остается напряженной. Несмотря на предпринимаемые меры, забастовка в городе продолжается. В сельских районах области ведутся полевые работы.
Сложная, напряженная обстановка в Армянской ССР продолжает вызывать массовые перемещения азербайджанского населения из Армении в Азербайджан.
Как сообщает специальная комиссия, созданная при Совете Министров Азербайджанской ССР, азербайджанцы, прибывшие из Армении, временно размещены в 43 районах республики. Наибольшее число таких граждан — в Нахичеванской АССР, в Шамхорском, Кубинском, Казахском и Ждановском районах. Для ведения разъяснительной работы в районах созданы штабы, действующие под руководством местных партийных организаций.
На сегодняшний день в Азербайджан из Армении выехало около 20 тысяч человек (более 4 тысяч семей).
ЦК Компартии Азербайджана предпринимает попытки нормализовать обстановку в местах компактного проживания азербайджанцев в Армянской ССР. Недавно там по согласованию с ЦК Компартии Армении побывали две группы ответственных партийных и советских работников. Сейчас в этих районах по просьбе ЦК Компартии Азербайджана находятся ответственные работники ЦК КПСС. Благодаря проведенной работе за последние недели в Армению вернулись несколько сотен азербайджанцев. Вопреки слухам, фактов размещения азербайджанцев, выехавших из Армении, в домах и квартирах уехавших армян в республике нет.
ЕРЕВАН. В связи с событиями в Нагорном Карабахе и трагедией в Сумгаите в Армянскую ССР продолжают прибывать лица армянской национальности. По данным исполкомов районных Советов народных депутатов, на 13 июля в республике находилось 7265 человек (1598 семей) из Баку, Сумгаита, Мингечаура, Казаха, Шамкора и других городов Азербайджана. Предпринимаются необходимые меры по обеспечению их жильем и трудоустройству.
(ТАСС)

Известия 24.09.1988г.

С введением в соответствии с полномочиями, предоставленными Президиумом Верховного Совета СССР, особого положения и комендантского часа в Нагорно-Карабахской автономной области и Агдамском районе Азербайджанской ССР началось определенное оздоровление обстановки в городе Степанакерте и некоторых прилегающих к нему населенных пунктах. Органы охраны общественного порядка осуществляют меры по обеспечению безопасности и конституционных прав граждан. Задержаны нарушители комендантского часа, изъято огнестрельное и холодное оружие.
Промышленные предприятия, строительные организации, транспорт и учебные заведения Степанакерта 22 сентября не работали.
В связи с возникшей напряженностью в Армянской ССР, вызванной действиями лидеров распущенного Президиумом Верховного Совета республики так называемого комитета «Карабах», ЦК Компартии Армении, Президиум Верховного Совета и Совет Министров Армянской ССР обратились к коммунистам, трудящимся республики с призывом проявить высокую гражданскую сознательность, выдержку, ответственность, быть достойными патриотических и интернациональных традиций армянского народа. Не превращать себя в игрушку слепых сил, помнить о том, что мы все вместе и каждый из нас в отдельности ответственны не только за будущее своих детей, за судьбу своего народа, но и нашего общего дома — всей страны, за судьбу революционной перестройки, демократии и гласности.
Однако в Ереване и некоторых других городах Армении стремление органов власти и партийных организаций разрядить обстановку методами убеждения пока не нашло должного отклика. 21 и 22 сентября отдельные безответственные элементы стали выдвигать антиконституционные требования к Верховному Совету и к правительству Армянской ССР, призывать к организации забастовок, митингов, голодовок. 22 сентября была прекращена работа ряда предприятий Еревана, Ленинакана, Абовяна, Чаренцавана, а также Эчмиадзинского района. Нарушено движение городского транспорта.
Предпринимаются дополнительные меры по поддержанию общественного порядка, пресечению преступных действий. В городе Ереване 22 сентября в этих мероприятиях наряду с органами милиции участвуют войсковые подразделения.
Необходимая работа по поддержанию порядка и соблюдению социалистической законности проводится в Азербайджанской ССР, особенно в районах совместного проживания граждан армянской и азербайджанской национальностей.
Партийные и советские органы НКАО, Армении и Азербайджана, учитывая обеспокоенность и требования граждан, делают все необходимое, чтобы предотвратить эскалацию напряженности, восстановить нормальный ритм трудовой и общественной жизни.
(ТАСС).
Вт мар 26 2019, 11:24
02.10.1988г.

Отпор подстрекателям

ЕРЕВАН, 30 сентября. (Спец. корр. ТАСС В. Терновский). В столице Армении сегодня работали все промышленные предприятия, четко и бесперебойно действовал общественный транспорт.
Но накануне, за десять дней забастовки, город потерял 25 миллионов рублей. Останавливались заводы, лихорадило фабрики, учреждения, сбивались с ритма службы жизнеобеспечения города. 17 процентов общего объема промышленной продукции недосчитался за это время Ереван. Эта потеря — ощутимый удар по экономике республики. Не может она не отразиться и на благосостоянии людей, даст еще о себе знать на прилавках магазинов, отодвинутыми новосельями.
Усилиями партийной организации республики, сознательной части трудящихся, интеллигенции, молодежи удалось прекратить забастовку, начать выполнение договорных поставок. Естественно, свои плоды принесли здесь активизация деятельности партийных групп, депутатов, женсоветов, откровенные беседы с людьми в коллективах. Но стоит ли обольщаться, если кучка безответственных крикунов и подстрекателей, вынудив к безделью многие тысячи людей — а среди них немало и таких, кто даже не помышлял бросить работу,— все еще не оставила замыслов дестабилизировать обстановку?
Кто же они? Почему у них столь стойкий интерес к провокациям, всякого рода угрозам, в результате которых была сорвана не одна рабочая смена? Их кредо: компрометировать перестройку, делать это любыми путями — авось да получится. Главное «шайбу в зону противника». А там как выйдет. Прием, известный в хоккее. Пользуются им, и, к сожалению, не безрезультатно, ораторы на Театральной площади в Ереване. — Все работники атомной электростанции объявили забастовку,— бросил 26 сентября на вечернем митинге в многотысячную толпу некий Г. Ширванян. «Шайба» вызвала у собравшихся смятение. А ведь персонал АЭС даже в мыслях не допускал ничего подобного. Но что до того провокатору? Ведь главное — дестабилизировать обстановку.
Конечно, прямая атака на перестройку вряд ли кому сегодня удается. Вот и ищут ее противники окольные сомнительные пути.
28 сентября в Ереванском университете собрался комсомольский актив с тем, чтобы принять обращение к рабочим и призвать их прекратить забастовку. Нашелся, однако, «радетель» и тут же сообщил в комитет «Карабах» об угрозе его замыслам. Спустя некоторое время в университете появился небезызвестный А. Манучарян. Весь пыл и красноречие он употребил на то, чтобы студенты отказались от своей идеи. Не моргнув глазом, эмиссар от «Карабаха» соврал, что в Чаренцаване, Абовяне, на предприятиях Еревана, где накануне побывали члены Бюро ЦК Компартии Армении, число неработающих якобы возросло. И он будто бы собственными глазами видел это. Было же как раз наоборот. По сравнению с предыдущим днем 28 сентября количество приступивших к работе в республике увеличилось вдвое.
Сегодня Ереван живет в обычном трудовом ритме. Предпринимаются усилия к тому, чтобы восполнить потери. Все более утверждаются в рабочей среде коллективная выдержка, стремление дать отпор тем, кто не оставляет попыток разрушить достигнутое.
— Думаю, консолидировавшись, здоровые силы справятся и с крикунами, и с провокаторами,— говорит председатель республиканского Совета ветеранов войны и труда, Герой Советского Союза, депутат Верховного Совета Армянской ССР писатель А. В. Казарьян.— Мы отвергаем безответственные выступления, ибо ведут они к беспорядкам. Авантюристы и подстрекатели пытаются использовать ситуацию, чтобы стать «героями», а в конечном счете и прийти к власти. Не удастся.
Ашот Вагаршакович считает, что настало время вернуть людям мир и спокойствие. Что касается Нагорного Карабаха, то мы верим — все проблемы его народа будут решены. Конечно, забастовки нанесли немалый материальный урон экономике республики. Их можно подсчитать и восполнить. Но кто определит величину моральных и нравственных потерь, которые нанес людям фальшивый «хор»?

Терновский В.



01.12.1988г

По сообщению военного коменданта гарнизона, которое публикуют сегодня местные газеты, обстановка в Ереване «в основном продолжает оставаться нормальной». Кое-где в районах прошли митинги и собрания, носившие (по тому же сообщению) «информационный характер».
Однако обострилась проблема беженцев. С группой их нам довелось встретиться в городе Абовяне близ Еревана: мужчины и женщины, дети и старики, одетые не по сезону, нередко даже без документов... Создана республиканская комиссия по оказанию помощи беженцам во главе с первым заместителем Председателя Совета Министров Армении В. Мовсисяном. Аналогичные комиссии есть и на местах — под руководством председателей исполкомов местных Советов. Делается все, чтобы успокоить людей, «сбить» встречные волны миграции...
Мы стали свидетелями телефонного разговора В. Мовсисяна с Председателем Совмина Азербайджанской ССР Г. Сеидовым: между столицами обеих республик проведена своего рода «горячая линия». Обсуждался конкретный вопрос, связанный с конфликтом в одном из приграничных населенных пунктов. Думается, такого рода контакты между представителями обеих республик, их готовность к диалогу — непременное условие нормализации обстановки.
С. БАБЛУМЯН,
М. ЕСРУШИНСКИЙ,
А. ПРОЦЕНКО,
спец. корр. «Известий».

Баку

В адрес военного коменданта особого района Баку генерал-полковника М. Тягунова поступали жалобы на нарушение работы предприятий связи, на необоснованные отказы в обеспечении граждан всеми видами почтовых и телеграфных услуг. В целях поддержания бесперебойного функционирования предприятий связи и обеспечения своевременного приема, обработки и доставки всех видов почтовых отправлений, а такие организации устойчивой работы телефонных и телеграфных сетей связи в городе созданы военные комендатуры при междугородной телефонной станции, центральном и железнодорожном почтамтах, центральном телеграфе, городской телефонной сети. Военные комендатуры организованы также при министерствах торговли и финансов Азербайджанской ССР.
В течение прошедшей ночи обстановка в городе и его окрестностях в целом была спокойная. В сообщении военного коменданта отмечается, что некоторые граждане продолжают нарушать установленный режим комендантского часа.
Органами внутренних дел во взаимодействии с войсковыми подразделениями особого района Баку принимаются меры в отношении нарушителей общественного порядка. Генерал-полковник М. Тягунов сообщил, что лица, разжигающие своими действиями национальную рознь или провоцирующие нарушение общественного порядка, либо понуждающие к антиобщественным действиям, а также активно препятствующие осуществлению гражданами и должностными лицами их законных прав и обязанностей, могут быть задержаны в административном порядке на срок до 30 суток. Задержаны в административном порядке, каждый на 30 суток, Ф. Гусейнов и А. Муслимов, водители авторефрижератора, принадлежащего Ленкоранскому специализированному предприятию Госагропрома Азербайджанской ССР. В их машине обнаружено без какого-либо документального оформления большое количество различных продуктов, которые предназначались участникам несанкционированного митинга в Баку. Продовольственные товары изъяты и сданы в больницу имени Семашко.
За агитацию у проходной завода «Металлокультбыт» Минместпрома Азербайджанской ССР, за невыход на работу и препятствование труженикам приступить к работе задержан на 30 суток работник этого завода А. Керимов. Всего же за истекшие сутки в административном порядке задержаны 20 человек, за нарушение комендантского часа — 638.
Азеринформ сообщает из Шеки: возобновились занятия во всех школах. Уже нет большого скопления людей на центральных улицах перед зданием горкома партии. Работают промышленные предприятия, строительные организации, магазины, предприятия сферы услуг. Но закрыты столовые и рестораны. Налажены нормальные взаимоотношения между местным населением и войсками. В патрулировании, оказании помощи армянам, решившим выехать из города участвуют ветераны войны, воины-интернационалисты, активисты. В горсовете председатели домовых комитетов, депутаты, члены постоянных комиссий помогают выполнять оперативный план мероприятий по предотвращению нарушения общественного порядка.
Чуть ли не каждый день рождаются новые слухи вокруг лесного массива Топхана. Кто-то усиленно распространяет информацию, что якобы в Топхане продолжается строительство. Комендант особого района города Степанакерт генерал-майор А. Колотийцев утверждает: это дезинформация. Вместе с представителем ЦК КПСС А. Сидоровым он побывал на месте бывшего строительства и смог сам удостовериться: со строительной площадки отбуксирован последний неисправный экскаватор. Строительство было прекращено 21 ноября, район оцеплен войсками.
Вчера по местному телевидению выступили известные деятели науки республики. Их оценки сложившейся ситуации были трезвы, а доводы, обращенные к жителям Баку и всего Азербайджана, убедительны. Не стихией митингов и забастовок, говорили они, надо утверждать достоинство республики, а прежде всего делом, достойным трудом. Нельзя укреплять единство народа, одновременно подрывая единство с другими народами СССР. Эту же позицию разделяют и видные деятели культуры республики, выступившие в газете «Бакинский рабочий».
Обнадеживает, что в эти дни голос интеллигенции республики набирает силу, обретает верную тональность. Его ждут, к нему прислушиваются. И кто, если не представители интеллигенции двух народов, в это сложное время может и должен взяться за наведение мостов взаимной терпимости, взаимопонимания, конструктивного диалога.
Состоялся пленум Нахичеванского обкома партии, рассмотревший организационный вопрос. Н. Э. Мустафаев освобожден от обязанностей первого секретаря и члена бюро обкома партии. Первым секретарем и членом бюро Нахичеванского обкома партии избран Г. И. Исаев, ранее работавший Председателем Совета Министров Нахичеванской АССР.
Когда этот материал передавался в редакцию, мы получили последнее сообщение военного коменданта. В нем говорится: в управления военных комендантов, участки поступает много сигналов о нарушениях общественного порядка и хулиганских действиях против граждан города. Выезды на места и проверка сигналов показывают, что многие сигналы провокационны. Даны указания организовать службу по выявлению провокаторов и хулиганов, которые будут привлекаться к ответственности. Одновременно сообщается, что анонимные заявления и звонки с мест приниматься не будут. Многие предприятия сегодня работают. Но одиннадцать заводов стоят, и митинги на площади продолжаются.
Р. ЛЫНЕВ,
А. СТЕПОВОЙ,
спец. корр. «Известий».
Вт мар 26 2019, 11:25
16.12.1988г.

14 декабря Председатель Совета Министров СССР Н. И. Рыжков встретился с Верховным патриархом-католикосом всех армян Вазгеном I в его резиденции в Эчмиадзине.
В ходе теплой, прошедшей в духе доброжелательности и взаимопонимания беседы Вазген I выразил сердечную благодарность советскому руководству за великодушное, истинно братское отношение к армянскому народу, попавшему в беду небывалого землетрясения. Я могу заверить, сказал он, что армянский народ глубоко благодарен Советскому правительству за огромную, бескорыстную помощь, которую оно оказывает в преодолении тяжких последствий стихийного бедствия. Везде у нас выражают чувства большого уважения к М. С. Горбачеву, который, отложив все другие дела, прибыл в Армению, посетил районы бедствия; морально поддержал весь народ. Невозможно это забыть.
Глава Советского правительства с уважением высказался об усилиях армянской церкви, католикоса Вазгена I, направленных на укрепление стойкости верующих граждан в трудный час испытаний. Он подчеркнул, что бедствие, обрушившееся на Армению, всколыхнуло весь советский народ, который от чистого сердца делает все возможное, чтобы облегчить положение пострадавших. Работающая в Армении Комиссия Политбюро ЦК КПСС мобилизует для этого огромные ресурсы и возможности, которыми располагает наше союзное государство.
Поделившись воспоминаниями о прошлом, о своих контактах с представителями различных национальностей нашей страны, Вазген I сказал, что он высоко ценит добрые отношения между народами и надеется, что возникшие межнациональные распри удастся преодолеть.
Н. И. Рыжков поддержал эти высказывания католикоса, подчеркнув, что первейшая цель национальной политики КПСС, Советского государства — укрепление семьи братских народов нашей страны. Единение на основе равноправия, солидарности и взаимного уважения придает им всем огромную силу, позволяет справиться с любыми испытаниями, и это вновь проявляется в совместной борьбе за преодоление последствий стихийного бедствия в Армении.
В этой обстановке, продолжал Н. И. Рыжков, когда так нужна сплоченность, консолидация, особенно нетерпимы национальная рознь, подогревание нездоровых эмоций. Необходимо исправить ошибки, допущенные в интернациональном воспитании, дать принципиальную оценку действиям тех, кто из корыстных побуждений сеет вражду между народами-братьями. Этот разрушительный процесс должен быть остановлен. Нужно крепить доверие между людьми, а не натравливать их друг на друга. Только так может быть заделана опасная трещина.
Н. И. Рыжков информировал католикоса о ходе встречи, которую имел М. С. Горбачев с депутатами Верховного Совета СССР от Азербайджанской ССР и Армянской ССР. Это, сказал он, был важный шаг, направленный на поиски справедливого решения острых проблем региона. Католикос высказал свое согласие с такой постановкой вопроса.
В беседе принял участие первый секретарь ЦК Компартии Армении С. Г. Арутюйян.
(ТАСС).
Модераторы: admin, Rom, Real

Быстрый ответ